Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Маргарита пушкина cosmoscow – Пушкина, Маргарита Анатольевна (искусствовед) — Википедия. Что такое Пушкина, Маргарита Анатольевна (искусствовед)

Маргарита пушкина cosmoscow – Пушкина, Маргарита Анатольевна (искусствовед) — Википедия. Что такое Пушкина, Маргарита Анатольевна (искусствовед)

Содержание

Пушкина, Маргарита Анатольевна (искусствовед) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 февраля 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 февраля 2019; проверки требует 1 правка. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Пушкина.

Маргарита Анатольевна Пушкина (29 апреля 1969, Иркутск) — искусствовед, патрон молодых художников и коллекционер. Основатель и директор ярмарки Cosmoscow[1].

Окончила МГУ им. Ломоносова.

С 2000 по 2010 годы Маргарита Пушкина издавала архитектурный журнал «Проект Классика», одновременно занимая пост управляющего директора банка «Kit Finance. Private Banking» и руководя созданием корпоративной коллекции современного искусства.

В 2010 году выступила основателем и организатором московской арт-ярмарки Cosmoscow[2].

В 2015 году Маргарита Пушкина вошла в список 100 самых главных людей в русском искусстве по версии The Art Newspaper Russia

[3].

С 11 по 13 сентября 2015 года в московском Гостином дворе под руководством Маргариты Пушкиной и Сандры Недвецкой прошёл новый выпуск ярмарки Cosmoscow[4][5][6][7].

С 9 по 11 сентября 2016 года в Гостином Дворе состоялся очередной выпуск Cosmoscow. За все дни работы ярмарку посетило порядка 16 000 человек, что на 14% больше, чем в предыдущем году.[8][9]

Юбилейная пятая Международная ярмарка современного искусства Cosmoscow прошла в Гостином Дворе с 7 по 10 сентября 2017 года. В ярмарке приняло участие рекордное число из 54 галерей из России, Европы, США и Ближнего Востока.[10]

Маргарита Пушкина является инициатором целого ряда культурных, благотворительных и просветительских инициатив, реализуемых Cosmoscow – это, в частности, ежегодный Арт-форум Cosmoscow, Премия Credit Suisse и Cosmoscow для молодых художников, благотворительный аукцион Off white, патронская программа Cosmoscow, образовательная программа Cosmoscow Talks и многое другое.

В 2017 году вошла в шорт-лист V Премии The Art Newspaper Russia в номинации «Личный вклад» с формулировкой «За настойчивость и умение выбирать». По итогам 2016 года вошла в ежегодные рейтинги «Артгида» (15 место в «Топ-50 самых влиятельных фигур в русском искусстве») и вошла в список «150 самых влиятельных людей России» по версии журнала GQ (категория «Искусство»). В 2017 году заняла 19 место в топ-50 самых влиятельных фигур в российском искусстве по версии «Артгида».

[11]

Произведения искусства из коллекции Маргариты Пушкиной регулярно принимают участие в различных выставочных проектах. В числе недавних – проект «Коллекция+. Современное искусство в СССР и России: новый дар музею» в Центре Помпиду (2017 год, документация перформанса Андрея Кузькина «По кругу»), выставка «Личный выбор: работы из частных коллекций современного искусства» в Музее современного искусства «Гараж» (2014 год, «Растянутая женщина № 2» Эвана Пенни).

Маргарита Пушкина регулярно становится участником круглых столов, лекций и открытых дискуссий на темы, связанные с современным искусством. В их числе: конференция ИД Коммерсант и Фонда Cosmoscow на тему «Будущее современного искусства» в DI Telegraph (2018), Арт-Форум Synergy (2018), дискуссия «Международный контекст для российского искусства» (Интермузей 2018), открытая встреча в рамках курса «Современное искусство» Британской высшей школы дизайна (2016), дискуссия «Страхование объектов искусства. Специфика российского арт-рынка» в Музее современного искусства «Гараж» (2016), дискуссия «Ярмарка современного искусства от А до Я» в рамках проекта «Искусство и технологии» в Музее современного искусства «Гараж» (2016), дискуссия «Молодые галереи – как завоевать свое место под солнцем» в рамках II Арт-форума Cosmoscow (2016, модератор), дискуссия «Российские коллекции современного искусства будущего – где они окажутся, и кто их формирует?» в рамках I Арт-форума Cosmoscow (2015) и другие.

Член Экспертного совета рейтинга InArt (2017). Член Экспертного совета рейтинга «10 главных молодых российских художников» журнала Interview (2016). Член жюри Международного фестиваля экспериментального кино MIEFF (2016). Член Попечительского совета 4-й Московской биеннале современного искусства (2011).

В 2017 году Маргарита Пушкина учредила Фонд поддержки современного искусства Cosmoscow.[12]

В октябре 2018 года Маргарита вошла в число номинантов премии «Коммерсантъ. Инициативы» в категории «Личный вклад»

[13][14].

  • «Интерес к нему [искусству] был у меня с самого детства: я вклеивала картинки в чудесный альбом, который храню до сих пор. Однажды, поехав на Арт Базель, я познакомилась с Айдан Салаховой, а вернувшись домой, к своему удивлению, обнаружила её портрет кисти её отца на первой странице своей книги. После ряда знакомств с архитекторами, художниками и кураторами я была заинтригована их разговорами и поняла, что хочу изучать искусство. После университета я участвовала в создании журнала по архитектуре, а потом начала собирать искусство сама. Коллекционирование выводит общение с арт-средой на совершенно новый уровень. Чтобы начать разбираться в современном искусстве, нужно его покупать»[2]Маргарита Пушкина, 2014.

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной

«Актуальное искусство говорит на том же языке, что и мы»: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 0)
Маргарита Пушкина и работы Анны Желудь из серии «Букет».
Фото: 
алексей дунаев

ELLE DECORATION Если представить развитие вашей страсти к искусству в виде таймлайна, какие основные точки вы бы отметили?

МАРГАРИТА ПУШКИНА Я не училась в художественной школе (окончила музыкальную), но в детстве очень хорошо рисовала. Учитель всегда хвалил мои достижения и всячески поощрял движение в эту сторону. И хотя позже, когда я всерьез занялась искусством, я никогда не связывала это со своими детскими увлечениями, выяснилось, что интерес к нему практически не пропадал. Я даже как-то случайно обнаружила тому подтверждение: в 2006-м заехала после ярмарки Art Basel к родственникам и нашла свои детские тетради-«коллекции», куда я вклеивала репродукции картин из советских журналов. Добросовестно сортировала и подписывала фломастером. Альбомов по искусству в то время было не купить, тотальный дефицит. Да и мама всегда вспоминает случай, когда взяла меня-четвероклассницу в командировку в Ленинград, и именно я тащила ее в Эрмитаж в заснеженном городе. Так что, вероятно, все увлечения родом из детства.

«Актуальное искусство говорит на том же языке, что и мы. Оно не похоже на то, каким было в прошлых веках»

Если говорить о любви к актуальному искусству, то это началось со знакомства с Леной Селиной и галереей XL. Я оказалась там, когда решила что-то повесить на стены в доме. Мы много встречались, разговаривали. В то время я была управляющим директором банка «КИТ-Финанс», где в качестве «общественной нагрузки» начала собирать корпоративную коллекцию. Помню, сказала директору: «WOW!». А потом подумала: «А как ее собирать?» (смеется). И отправилась к Селиной — совещаться, придумывать концепцию… Грустный, но впечатляющий финал истории одной из первых в России корпоративных коллекций современного искусства известен — после закрытия банка она с успехом была полностью продана на торгах Phillips в Лондоне. Ну а через несколько лет уже началась история Cosmoscow.

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 4)Алексей Булдаков (род. 1980). «Файлы», 2012. Дерево, картон, смешанная техника. © XL Галерея
Фото: 
© XL Галерея

В сознательном возрасте к искусству шла через дружбу с архитектурой — мы с мужем задумались о строительстве дома. И я начала тщательно изучать вопрос: как это — построить дом? В это время я познакомилась с архитектором Михаилом Филипповым, поехала на Венецианскую биеннале 1999 года — это, кстати, была моя первая поездка туда. Там познакомилась со многими замечательными архитекторами и художниками, а также с архитектурным критиком Гришей Ревзиным, с которым у нас потом сложился альянс — журнал «Проект Классика», выходивший десять лет. Журнал был об архитектуре с точки зрения эстетики. Тогда модернисты не были столь дружны с классиками, ревновали друг к другу, и Ревзин рассказывал в журнале о том, как современная архитектура воспроизводит элементы исторической. И после этого я решила учиться на искусствоведа, сначала в Петербурге, а потом в МГУ.

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 6)Дом основателя арт-ярмарки Cosmoscow Маргариты Пушкиной. Проект архитектора Ланы Гриневой. Скульптура «Летчица с пропеллером», Стефон Балкенхолл, 2006 год.

Ваше личное собрание появилось с постройкой дома и развивалось во время работы в банке. Тогда, в начале коллекционерского пути, были ошибки, которые вы бы отметили, уже став профессионалом?

Если совсем точно, собирать коллекцию я стала еще раньше — тогда интересовало более «взрослое» искусство, потом нонконформизм, от которого я пришла уже к актуальному. И, если честно, ни о чем не жалею. В коллекции нет ничего случайного. Сейчас я как раз решила навести порядок, переосмыслить и пришла к заключению, что все было вполне логично.

Да, логичная цепочка и ключ к пониманию современного искусства.

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 9)
Фото: 
АЛЕКСЕЙ ДУНАЕВ

В СССР, в отличие от остального мира, нельзя было увидеть эволюцию искусства XX века, не было информации и музеев. Поэтому любому русскому гораздо сложнее воспринимать современное искусство. И нужно искать пути, те самые лакуны заполнять. Для этого, конечно, нужно быть любопытным, широких взглядов. Понимать, что актуальное искусство говорит на том же языке, что и ты, и не может быть похоже на то, что происходило в прошлых веках. Лично мне переступать эти рубежи помогло изучение истории искусства в университете. Это дало основу и уверенность. У современного искусства любого периода были свои концептуальные задачи и процессы, которые на него влияли, ничего случайно не происходило — об этом люди в большинстве своем не задумываются. Вот, например, все знают Ренессанс, музейное искусство и относятся к нему с пиететом. Но мало кто может сказать, что лежало в его основе, какие новаторские вещи были придуманы художниками того времени, что это искусство выделяет из общей канвы.

Сальвадор Дали (1904–1989). Антропоморфный кабинет, 1973. Скульптура, бронза. Тираж: 242/330. © Altmans Gallery.
Фото: 
© Altmans Gallery

Как менялся ваш личный выбор в актуальном искусстве?

Он, безусловно, эволюционировал, в том числе в процессе собирания банковской коллекции — в те годы я много ездила по мировым ярмаркам, музеям и галереям. Понятно, что много интересных авторов открывала для себя, и, если меня спросят, кто ваш любимый художник, то ответить не смогу. Вначале это были Рогинский, Краснопевцев, Игорь Кислицын; потом Файбисович, Кошляков, Мамышев-Монро, Кулик, Пепперштейн и многие другие наши теперь уже классики. Дальше — западные авторы, включая, например, Эвана Пенни и Трейси Эмин. В последние годы моя коллекция естественным образом развивалась за счет молодых российских художников, с которыми сотрудничает ярмарка и наш фонд поддержки современного искусства Cosmoscow. Но что хочу отметить: одни из первых работ, которые я для себя покупала, по-прежнему являются актуальными и даже подросли в цене.

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 13)Ростислав Лебедев (род. 1946). «Будущие летчики», 2008. Шелкография 50 х 59,5 см Тираж: 30. © Галерея JART.
Фото: 
© Галерея JART

Как семья реагировала на ваши увлечения?

Я бы не была там, где я сейчас, без поддержки мужа и семьи. Когда я однажды прикинула, сколько мы потратили на собственную коллекцию, то поняла, что муж Сергей настолько мне доверял, что никогда ни в чем не ограничивал. Сам инициативы что-то купить, впрочем, не проявляет, но искусством в коллекции интересуется. То же самое с ярмаркой — понятно, что это большая и недешевая история. И не было никаких гарантий, что я делаю правильный выбор. Но он поверил и помог. Возможно, потому, что я всегда стараюсь найти верные аргументы. Сын тоже интересуется моей деятельностью. Сейчас ему 14, и он уже ориентируется в искусстве.

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 15)Шейла Мецнер (род. 1939). «Любовь в Риме», 1986 (год печати: 2019). Тираж: 10/15 © Галерея имени братьев Люмьер
Фото: 
© Галерея имени братьев Люмьер

Долгое время вы были клиентом галерей, но с открытием ярмарки перешли на другую сторону арт-рынка...

Это довольно непростая история. Одно дело, когда ты коллекционер, и тебя готовы на руках носить. А тут галеристы становятся твоими коллегами и даже клиентами. Я в это «путешествие» пустилась с нужным багажом знаний и уверенностью во многих важных вещах. Ярмарка — это бизнес, ты становишься арт-менеджером и должен понимать каждую деталь процесса, иметь собственную точку зрения. К счастью, период становления мы уже прошли. И я снова могу больше времени посвятить тому, что интересует и вдохновляет, больше общаться с художниками и галеристами, кураторами и арт-критиками. www.cosmoscow.com

В материале использованы работы, которые будут представлены на выставке Cosmoscow 2019 6–8 сентября

Актуальное искусство и мы: интервью с Маргаритой Пушкиной (фото 18)Арт-ярмарка Cosmoscow 2018.

Другие материалы по теме:

Маргарита Пушкина о том, что ее вдохновляет

Дом основателя арт-ярмарки Cosmoscow Маргариты Пушкиной

«Мы должны быть более терпимыми — сейчас это особенно важно» / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

«Искусство — не про субъективное, не про красоту, оно не должно и не обязано никого развлекать или успокаивать. Оно должно вызывать вопросы, а мы — искать на них ответы».

Ольга Ращупкина: Как изменились миссия Cosmoscow и значение арт-ярмарки для современного общества и искусства за годы существования?

Маргарита Пушкина: Cosmoscow — единственная в России международная ярмарка современного искусства, в этом году — седьмая по счету. На этот раз в Гостином Дворе собрались 67 галерей, 300 художников из 14 стран, за первый день работы Cosmoscow-2019 посетили более четырех тысяч человек. Создавая этот проект, мы понимали, что арт-рынок России находится в стадии развития и продолжает расти и развиваться, поэтому не ждали быстрых результатов. Тем не менее, они впечатляют. Первая выставка по своему «наполнению» была в четыре раза меньше. Одной из главных задач Cosmoscow — ее миссией — я считаю образование, просвещение. Мы стараемся привлекать внимание и соотечественников, и международной общественности к российскому современному искусству. Оно есть, и оно очень интересное. И трудно переоценить то, что мы делаем для его популяризации. Это и некоммерческая программа Фонда Cosmoscow, созданного два года назад, и масса других интересных проектов. Например, Клуб коллекционеров Cosmoscow, в рамках которого мы проводим лекции, дискуссии, экскурсии на другие выставки, развиваем арт-туризм, возим коллекционеров и патронов Фонда на международные ярмарки, знакомим их с галереями. Плюс, конечно, в дни Cosmoscow работает образовательная программа Cosmoscow Talks. Можно послушать экспертов, задать вопросы, открыть для себя нечто новое.

— Получается, Cosmoscow — это не традиционная ярмарка, где продают и покупают современное искусство, а важный социокультурный проект, в том числе и образовательный?

— Безусловно. Нам очень важно, чтобы как можно больше людей заинтересовались происходящим. Современная культура важна для любого осознанного человека. Это все то, что происходит здесь и сейчас, определяет вас, то, в какое время и в какой среде вы живете, в каком интеллектуальном и эстетическом контексте. Просвещение — задача непростая, но очень вдохновляющая и ужасно интересная!

— Маргарита, как вы думаете, отразился ли мировой экономический кризис на рынке искусства? Люди стали меньше или, наоборот, больше покупать?

— Мудрые люди говорят, что кризис, проблемы помогают посмотреть на многое под другим углом, переосмыслить его и открывают новые возможности. Предметы искусства с каждым днем становятся все более популярным альтернативным финансовым инструментом. Например, во время Второй мировой люди уезжали из охваченной войной Европы, спасали свои семьи и произведения искусства, вывозили Пикассо, Матисса, которые в будущем принесли им серьезные деньги. Извините за банальность, искусство вечно. А если говорить про актуальное искусство, то это не просто объект вложения, а нечто большее — возможность общения, способ расширить свои горизонты, избавиться от стереотипов. Если же вернуться к вопросу приобретения, коллекционирования — актуальное искусство отличается большим разбросом цен. Работу, которая со временем станет шедевром, можно купить за очень скромные деньги.

— Насколько российские покупатели искусства искушены в данном вопросе? Общий культурный уровень, глубокое знание тенденций совриска, знание конкретных творцов и галерей?

— Действительно, в России рынок современного искусства еще только развивается по вполне понятным причинам. Наша страна долгое время была закрытой, у нас не было возможности путешествовать, и у нас до сих пор нет музеев уровня Центра Помпиду или галереи Тейт, где можно в картинках увидеть всю историю искусства XX века. Поэтому я утверждаю, что большой потенциал нашего рынка связан как раз с образовательным моментом, чем сейчас и активно занимается Cosmoscow. Уверена, российское искусство ждет подъем, бум, хотя бы потому, что с каждым годом на арт-ярмарке все больше тех, кто в теме, кто вовлечен. Галеристы рассказывают, что люди задают умные и осознанные вопросы. Я верю в потенциал русских ценителей искусства, коллекционеров, покупателей.

— Маргарита, а какими принципами вы руководствуетесь, когда выбираете очередное произведение для своей коллекции?

— Хотите совет дипломированного специалиста, как правильно вкладываться в искусство, как выбирать и покупать? Частное коллекционирование — это очень индивидуальная история, тем она и интересна. Я искренне считаю, что самое главное правило — выбирать сердцем. Вкус меняется, развивается — причем очень быстро, как и само актуальное искусство, но стоит прислушиваться и к своей интуиции. Не бойтесь открыться новому. И даже если вам что-то кажется непонятным или на первый взгляд странным, остановитесь, подумайте — у любого явления нашей жизни и произведения искусства есть свои причины. Просто пока, возможно, они для вас неочевидны. Смотрите: случилась Вторая мировая война, колоссальная гуманитарная катастрофа. Какая красота и эстетика могла быть после Освенцима? Как откликнулись художники на трагедию? Ушли в абстракцию, началось разложение форм, краски потускнели... Это была и рефлексия, и протест. Искусство не про субъективное, не про красоту, оно не должно и не обязано никого развлекать или успокаивать. Оно должно вызывать вопросы, а мы — искать на них ответы.

— В этом году основной темой Cosmoscow выбран коммунистический авангард. Почему?

— Мы общались с международными галереями — они сами решают, каких художников хотят показать, — оказалось, что происходит некая ревизия искусства XX века, новый взгляд из цифровой реальности с ее моментальным обменом информацией и быстрой сменой трендов на знаковые явления прошлого. Кураторы, галеристы пришли к выводу, что авангардисты 60-70 х гг. недостаточно известны миру, при этом продолжают влиять на современное искусство, вдохновлять современных творцов — так и родилась тема Cosmoscow-2019.

— Можно ли говорить о трендах в современном искусстве? Какие они?

— Нет, оно очень разное, многоликое и не зависит от жанра, потому что в словаре современного художника просто бесконечное количество инструментов и возможностей для самовыражения. Будь то ready made, видео-арт, какие-то медийные технологии. Можно говорить лишь о микротрендах — ретроспективах определенных временных периодов, глобального тренда нет.

— Современное искусство — это искусство актуальное, на злобу дня. Художники активно высказываются на темы политики, экологии. Как вы к этому относитесь?

— Художники — люди, и все люди разные — каждого волнует что-то свое. Политика, несправедливость, вопросы экологии. Еще недавно мы радовались тому, что изобрели пластик, а теперь бьем тревогу, что он угрожает здоровью людей и планеты в целом. Его находят даже в тех уголках планеты, где нет цивилизации!

— Мы как раз писали о том, что Макрон подарил лидерам G7 часы из переработанного океанского пластика...

— И это тоже реакция на злобу дня, как вы заметили. И художники, кураторы не могут быть в стороне. Например, сейчас в «Гараже» идет выставка, посвященная темам экологии «Грядущий мир: экология как новая политика. 2030–2100». Это очень своевременный и прогрессивный проект для российского музея. Он о том, как вопросы экологии становятся частью политической повестки. Недавно я была на Зальцбургском фестивале и в Музее современного искусства посетила ретроспективу израильской художницы Сигалит Ландау. Она создает удивительные скульптуры, погружая разные предметы в воды Мертвого моря, то есть, творит в гармонии с природой, не нанося ей вреда. И это тоже история про экологию.

— Но последние события показывают, что не все готовы современное искусство спокойно воспринимать. Художник-каллиграфист Покрас Лампас даже передумал ехать в Екатеринбург после того, как православные активисты выступили против восстановления его работы «Супрематический крест» на площади города. Как вы оцениваете случившееся?

— Общество реагирует бурно на многие вещи. Знаете, я вообще поняла, что демократическое общество — это самый сложный тип организации социума. Мы живем бок о бок, и каждый уверен в собственной правоте, и ценности каждого безусловны. Каждый имеет право высказать свое видение, мнение, а при необходимости — объяснить, почему сказал или сделал именно так, создал такое произведение искусства. Мы должны стараться понять друг друга, быть более терпимыми, не торопиться с выводами — сейчас это особенно важно. Так мы избежим многих конфликтов.

— В XXI веке искусство и дизайн, в том числе и автомобилей, тесно переплелись. И в этом году Audi второй раз поддерживает Cosmoscow. В чем созвучие философии арт-ярмарки и премиального автобренда?

— Дело в том, что технические гении, как и художники, тоже творцы. Они видят те же тенденции и изменения в мире и по-своему на них реагируют. В случае с Audi — создавая красивые, комфортные и безопасные автомобили. Глобальный инфопоток приводит к тому, что вопросы экологии всерьез заботят и художников, и автомобилестроителей. Современное искусство — это часть нашей жизни, как и автомобили, которые теперь не просто средство передвижения, не роскошь, а арт-объект.

— Действительно! На Cosmoscow можно в этом убедиться лично​ — два новых концепт-кара​ Audi​ в центре внимания! Очередь из желающих​ сделать сэлфи с этими потрясающе красивыми автомобилями не иссякает... Я сама сделала, кажется, два десятка кадров!

— Я вас понимаю! Автомобили просто потрясающие! А вообще, дизайн и​ эстетика во​ всем, оглянитесь. Современные дизайнеры, в​ том числе и​ промышленные, по-настоящему вдохновляются современным, актуальным искусством. Это внимательные зрители и​ лучшие коллекционеры. У​ Cosmoscow и​ Audi общие ценности, интерес ко​ всему передовому, жизни в​ искусстве и​ как искусства, искусства в​ жизни. Создатели современных автомобилей​ — те​ же творцы-визионеры, они смотрят в​ будущее, создают что-то новое, полезное и​ красивое для общества. И то, что автомобили становятся предметами повседневного искусства​, как концепт-кары Audi, вполне закономерно. Это знак времени.

— Если вспомнить расхожее высказывание о том, что главные вещи в жизни — это не вещи, то какие главные ценности лично у вас?

— Впечатления, встречи с вдохновляющими людьми. С тех пор, как я занялась Cosmoscow, стала много ездить по миру, посещать галереи, встречаться с кураторами и художниками. Это очень интересно, но непросто. При этом я понимаю, что такова цена — столько «стоит» занятие любимым делом.

— У вас есть лайфхак, как все успевать?

— Учиться расставлять приоритеты. Составлять плотный график: чем больше дел, тем больше успеваешь. Например, хочется заняться спортом, посетить Гайд-парк и наведаться в Serpentine Galleries. Как быть? Я просто надеваю кроссовки, отправляю на пробежку по парку и в конце концов оказываюсь в галерее. А там уже радость и эндорфины для души! Увы, остается мало времени на встречи с друзьями. Это проблема. Я даже грустно шучу по этому поводу, что мы не успеваем дружить. Как-то мы встретились с моей подругой — архитектором, декоратором, арт-консультантом и увлеченным коллекционером Ланой Гриневой — и поймали себя на мысли, что говорим очень быстро, не так как обычно, словно хотим втиснуть в два раза больше информации в отрезок времени. Посмеялись, конечно, но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. А если серьезно... у меня растет сын — и это моя главная ценность. Все свободное время стараюсь проводить с ним. Он очень самостоятельный, приходил на выставку, задавал вопросы — интересуется современным искусством. Приятно! Думаю, он гордится тем, что Cosmoscow — проект, который стал моей жизнью, — важен для общества и привлекает такое большое количество неординарных личностей.

«Восприятию современного искусства нужно учиться» :: Впечатления :: РБК.Стиль

— Маргарита, ваше первое образование — финансовое. Правильно я понимаю, что в «КИТФинанс» вы сначала пришли на позицию, не связанную с созданием банковской коллекции искусства?

— Да, вы правы. Изначально я шла туда заниматься организацией офиса private banking. Но помимо финансового у меня тогда уже было искусствоведческое образование, к тому моменту я сама коллекционировала. Также у меня за плечами уже был бесценный опыт издания архитектурного журнала «Проект Классика», редактором которого был пользующийся непререкаемым авторитетом Григорий Ревзин. Работа с ним многому меня научила. И вот мой хороший друг Саша Винокуров (предприниматель, медиаинвестор телеканала «Дождь» и издания Slon.ru — прим. ред.) предложил мне оформить пространство банка для состоятельных клиентов. Правда, уже до этого существовала идея начать собирать частную коллекцию искусства. Несколько ее экспонатов были использованы в оформлении пространства банка.

— Когда у вас проснулся интерес к искусству? Это родом из детства, из семьи?

— Вы знаете, я поняла, что для многих людей, интересующихся искусством и собирающих его, есть одно общее место. Все начинается с того, что человек задумывается, что бы ему повесить на стену? А дальше его затягивает процесс, и человек понимает, что он уже не может остановиться.

Что касается меня... У меня есть хорошая подруга — директор одного очень известного фонда современного искусства. Она итальянка и по образованию политолог. И когда я ее спрашивала, откуда у нее такая любовь к искусству, она отвечала, что помнит себя в два года, как она идет с папой по Музеям Ватикана. Я тоже стала вспоминать свои детские впечатления. Моя мама покупала букинистические книги. Я помню, у нас были альбомы по искусству. А в советское время книги были страшным дефицитом. Если вы помните, собрания сочинений даже ставили на полки серванта, тем самым демонстрируя некий статус. Книги было купить трудно, но несмотря на это, у нас всегда была хорошая библиотека поэзии, были какие-то действительно крутые словари, которым завидовали даже мои педагоги. Помню наш альбом с черно-белыми иллюстрациями, каталог одного европейского музея. Иллюстрации были не лучшего качества, небольшие и занимали всего половину листа. А нижняя часть страницы была белой — видимо такой дизайн придумали в типографии. И вот эти белые места разрисовал ребенок — вероятно, предыдущих владельцев альбома. И я запомнила эти каляки, заклеенные листами.

А еще я в детстве сама делала альбомы по искусству. Брала обычные листы для рисования, вырезала из разных журналов иллюстрации картин и вклеивала туда. У меня, например, был альбом Петрова-Водкина. А в другом — портрет «Айдан» Таира Салахова. Много лет спустя я поехала на Art Basel, там познакомилась с Айдан Салаховой, а вернувшись домой, нашла тот самый альбом с картиной ее отца.

Восприятию современного искусства нужно учиться. Это большая работа, она требует погружения, но совершенно необходима.

— А как сложилось так, что вы начали собирать именно современное искусство?

— Когда я училась в университете, там преподавали историю искусства в хронологической последовательности. Но самым актуальным было то, что происходило вокруг. Я много общалась с галеристами, арт-критиками, художниками. Ездила на ярмарки, подробно смотрела все и ужасно переживала, если не успевала на какой-то стенд. Восприятию современного искусства нужно учиться. Это большая работа, она требует погружения, но совершенно необходима. Нужно просто ездить и смотреть, что сейчас происходит и создается.

— Рынок современного искусства предлагает людям большой выбор. Как вы производили и производите отбор?

— До какого-то времени я не решалась осуществлять покупки, ведь это была серьезная финансовая ответственность. Я общалась с теми, кто «варился» в мире современного искусства, слушала их советы и ощущала себя увереннее. Одними из первых я купила сразу несколько работ русских художников: Дубосарского и Виноградова, Кулика, Ройтера. Кроме того, я пришла к выводу, что коллекционировать можно в любой ценовой категории. Есть немалое количество художников, которых хочется иметь в коллекции. Но иногда бывают и абсолютно спонтанные покупки. Вот увидел работу какого-то художника, тебе ее захотелось — и ты ее приобретаешь.

   

— Какие работы в вашей коллекции — самые ценные по эмоциональному восприятию, а какие — с финансовой точки зрения?

— Сейчас у меня чаще появляются работы молодых российских художников. Это связано с проектом ярмарки Cosmoscow, непосредственно с тем, чем я занимаюсь. Я общаюсь с ними, со многими дружу. Поэтому с эмоциональной точки зрения это сейчас для меня самое ценное. А с точки зрения инвестиционной... Я прицельно не делала оценку того, что уже куплено и находится в коллекции. Но периодически, когда мои работы просят для выставок, возникает вопрос их оценки. И в большинстве случаев произведения уже добавили в цене, то есть инвестиционные задачи тоже решены.

— А вообще перед вами стояла инвестиционная задача, когда вы начинали собирать свою коллекцию? Или вы относитесь ко второму типу коллекционеров, для которых собирательство — это такая история, что называется, «по любви»?

— Я второй тип. Выбираю по любви и инвестиционная составляющая для меня не играет важной роли. Но я уверена в том, что покупаю. Что это будет в любом случае потенциально расти в цене. Поэтому инвестиционная задача решается косвенно. Недавно я думала о том, что моя коллекция сложилась довольно логично. Да, мой вкус развился за последние годы. Но это не отменяет предыдущих покупок. Это все моя история и история моей жизни.

 

Ярмарка Cosmoscow в Гостином дворе

© Анна Темерина

— Давайте теперь поговорим про ярмарку Cosmoscow. Как родилась идея ее создания?

— Я неоднократно присутствовала при разговорах галеристов и других связанных с миром искусства людей, что нужно делать в Москве международную ярмарку современного искусства. Я общалась с Владимиром Овчаренко, чтобы вместе попробовать сделать ее с учетом его галерейного опыта и моего путешествия по мировым ярмаркам искусства. С этого все и началось. В 2010 году мы впервые провели Cosmoscow на Красном Октябре. А потом был перерыв. Он был обусловлен тем, что уже тогда было очевидно, что это не очень большое пространство и его недостаточно. Тем более, у самого владельца Красного Октября были другие планы на эту площадку. Поэтому я стала искать новое пространство в центре Москвы. В этом году Cosmoscow пройдет в четвертый раз. И у меня уже есть идеи на перспективу, понимание того, в каком направлении ярмарка должна развиваться.

— Маргарита, как сейчас происходит отбор галерей и авторов, которые представлены на ярмарке?

— Мы везде подчеркиваем, что у нас есть экспертный совет, который принимает самое активное участие в отборе участников. В него входят Елена Селина (основатель и куратор XL Gallery), Фернандо Франсес (директор и партнер мадридской галереи Galería Javier López & Fer Francés) и Ольга Темникова (галерея Temnikova & Kasela). Благодаря работе совета на суд зрителей представляются работы, уже прошедшие экспертную оценку. Для нас очень важно, чтобы гости ярмарки — особенно, если они впервые знакомятся с современным искусством — понимали, что они видят перед собой качественное искусство, уже отобранное из всего существующего многообразия, что это не все подряд. Ведь зрителю зачастую довольно сложно довериться собственным ощущениям, а здесь этот вопрос доверия снят за счет авторитета экспертов.

 

Света Шуваева. «Ткань» из серии «Персонаж толпы»

© Света Шуваева

— Работы каких авторов в этом году можно будет приобрести на ярмарке?

— Из художников у нас в этом году будет много звезд. Среди заслуженных —Павел Пепперштейн, Ирина Нахова. Будут шестидесятники. А еще много молодых, но уже известных и узнаваемых авторов — Сергей Сапожников, Данила Ткаченко, Илья Долгов.

— А каков разброс цен на Cosmoscow?

— Год от года он меняется. В 2014 году, например, у нас была работа Марселя Бротарса, купленная за два с лишним миллиона долларов. В этом году таких дорогих работ не будет. Но разброс цен все равно очень большой. Работы молодых художников, у которых есть инвестиционный потенциал, можно купить за €3-5 тыс. Стоимость произведений более известных авторов может достигать €100 тыс.

— Насколько финансовая составляющая важна для Cosmoscow?

— Безусловно, самый важный и основной сектор — это непосредственно стенды галерей. Другой вопрос, что пока на этапе развития ярмарки она еще не прибыльная. Но в будущем мы планируем изменить это. Некоммерческая часть — тоже важный элемент Cosmoscow. Это та часть ярмарки, которую мы делаем за счет личных средств. Но это творческий проект, поддержка молодых художников, и мы не намерены от этого отказываться.

 

Иван Плющ. «Это люди — 3»

© Иван Плющ

— Маргарита, Cosmoscow — это чисто частный проект или какую-то поддержку оказывает город?

— Нет, это исключительно частная инициатива.

— Насколько, на ваш взгляд, сегодня велик в России интерес к современному искусству?

— К современному искусству есть большой интерес внутри страны. Причем как со стороны потенциальных покупателей, так и со стороны обычных зрителей. Среди первых наблюдается такая тенденция, что многие русские коллекционеры, которые до этого исторически собирали XIX век и русское реалистическое искусство, сейчас перешли в сегмент современного искусства. А что касается зрителей, многие галеристы рассказывают, что люди приходят на ярмарку, задают вопросы, интересуются художниками. Кроме того, в последние годы появились важные проекты, фонды, культурные институции, которые делают большую работу и привлекают внимание к современному искусству. Здесь можно вспомнить и «Гараж», и фонд V-A-C, который в 2018 году откроет новое пространство на Болотной набережной.

А для того чтобы к российскому современному искусству появился устойчивый интерес на Западе, нужно внутри страны поддерживать художников и заниматься их продвижением. Именно этим ярмарка и занимается. 

Дом творчества: где живет Маргарита Пушкина

«Я убеждена, что интерьер должен быть основой, в которой работы живут сами по себе, добавляя дому характера и даже уюта, проявляя индивидуальности живущих в нем»

Маргарита Пушкина. Блузка, брюки, все — Ralph Lauren фото № 1Маргарита Пушкина. Блузка, брюки, все — Ralph Lauren

На то, чтобы придумать и построить идеальный дом среди подмосковных берез, у основательницы арт-ярмарки Cosmoscow Маргариты Пушкиной ушли годы. Зато теперь в этом пронизанном светом пространстве одинаково комфортно чувствуют себя и ее близкие, и друзья — и любимые работы из личной коллекции.

«На балконе второго этажа я планировала поставить шезлонг, чтобы лежать в нем с книжкой, — но времени на это катастрофически не хватает», — признается хозяйка фото № 2«На балконе второго этажа я планировала поставить шезлонг, чтобы лежать в нем с книжкой, — но времени на это катастрофически не хватает», — признается хозяйка

Крыльцо дома заплетено длинными побегами девичьего винограда, которые слегка раскачивает ветер. Выше, в лапах громадных темных елей и ветвях старых берез, он набирает силу, отчего по облицованному камнем фасаду бегут рябью ажурные тени. Элегантное здание будто растворяется в зеленой тишине — сложно представить, что от поселка, где мы находимся, до Москвы полчаса езды, если без пробок. «Виноград, да и сирень, что у входа, мы из старого дома сюда привезли — и они отлично прижились. Как и мы», — смеется Маргарита Пушкина, выходя босиком на террасу.

Дом творчества: где живет Маргарита Пушкина фото № 3

Подвернутые джинсы, футболка с камуфляжным принтом, заколотые в пучок волосы — у себя дома основательница и директор главной российской арт-ярмарки Cosmoscow, которая пройдет с 7 по 9 сентября в Гостином дворе, может сделать паузу в своем бешеном графике: кроме ярмарки, в списке ее проектов ежегодный аукцион Off white, фонд поддержки современного искусства Cosmoscow, одноименный клуб коллекционеров — и грандиозные планы на будущее.

Будто сшитый из разрозненных кусочков ковер — авторства Патрисии Уркиолы. Висящую слева на стене сделанную из силикона и человеческих волос работу Эвана Пенни «Растянутая женщина № 2» Пушкина купила в Японии: «Ее доставили в ящике как раз нам к новоселью» фото № 4Будто сшитый из разрозненных кусочков ковер — авторства Патрисии Уркиолы. Висящую слева на стене сделанную из силикона и человеческих волос работу Эвана Пенни «Растянутая женщина № 2» Пушкина купила в Японии: «Ее доставили в ящике как раз нам к новоселью»

Сюда Маргарита с мужем Сергеем, сыном Иваном и мамой Валентиной Ивановной переехали 10 лет назад, но история дома началась еще в конце 1990-х, когда семья стала задумываться о том, чтобы сменить прежнее жилье, тоже загородное, на что-то более просторное, комфортное и поближе к Москве. Пересмотрев множество участков, выбрали именно этот — за ощущение близости к природе.

Компанию подлинным китайским терракотовым воинам из древней гробницы составляет полотно Валерия Кошлякова фото № 5Компанию подлинным китайским терракотовым воинам из древней гробницы составляет полотно Валерия Кошлякова

«Таких старых деревьев больше не было нигде — и они для меня стали главными героями, — вспоминает Пушкина. — Здесь стояла еще огромная сосна, под которую в проекте здания предусмотрели внутренний дворик, — но, увы, рабочие повредили ей корни».

На бетонной каминной полке — работа «Критик» арт-группировки «ЗИП» фото № 6На бетонной каминной полке — работа «Критик» арт-группировки «ЗИП»

Кто мог знать, что идея переезда, по сути, поменяет и всю ее жизнь? «Для меня все, связанное с этим домом, было очень творческим процессом, — уверена Маргарита. — Обдумывая, каким бы я хотела его видеть, я начала много общаться с архитекторами, познакомилась с критиком Григорием Ревзиным — с ним мы потом издавали журнал «Проект Классика». А вслед за архитектурой еще больше заинтересовалась современным искусством — и занялась им уже профессионально».

«Особенно красиво здесь вечером, когда по всему дому зажжен теплый свет: ты одновременно будто и на улице, и внутри», — рассказывает хозяйка. Платье, Ralph Lauren; туфли — собственность героини фото № 7«Особенно красиво здесь вечером, когда по всему дому зажжен теплый свет: ты одновременно будто и на улице, и внутри», — рассказывает хозяйка. Платье, Ralph Lauren; туфли — собственность героини

Свет пронизывает все пространство дома, подхватывает нас волной, когда вслед за хозяйкой мы входим в холл. Прямо — стеклянный кубик того самого дворика-патио и примыкающая к нему лаконичная кухня с гарнитуром bulthaup и работой бельгийца Ханса Оп де Бека на стене. Направо коридор уводит к кабинету Маргариты. А слева, за широкой дубовой лестницей со скругленными перилами, начинается огромная гостиная с камином, вальяжным угловым диваном Flexform, кожаным креслом Andrew Martin, игровой приставкой и бильярдным столом в окружении книжных полок. Никакой пестроты: везде стены оттенка яичной скорлупы, дубовые полы, льняные занавеси, панорамные окна.

Дубовые стол и скамья на кухне сделаны на заказ, а подаренный друзьями антикварный графин возрастом почти в сто лет перекочевал сюда из предыдущего дома семьи фото № 8Дубовые стол и скамья на кухне сделаны на заказ, а подаренный друзьями антикварный графин возрастом почти в сто лет перекочевал сюда из предыдущего дома семьи

«За счет этого все воспринимается как единый объем, — комментирует Пушкина. — Я очень хорошо понимаю людей, строящих первое жилье: им хочется все и сразу, но именно поэтому важно иметь мужество отказаться от каких-то, пусть даже эффектных решений в пользу принципиально важного».

В холле входящих встречает деревянная скульптура Стефана Балкенхола «Летчица с пропеллером» фото № 9В холле входящих встречает деревянная скульптура Стефана Балкенхола «Летчица с пропеллером»

А важными были именно простота, легкость, обилие света и эстетика, близкая к галерейной. Поэтому, поручив проект архбюро Panacom, она лично вникала во все детали — от вентиляции до облицовки фасада. А интерьером занялась сама при помощи своей подруги Ланы Гринёвой: «Мне было интересно, скажем, целенаправленно искать мебель — стол Исаму Ногучи в гостиную, стулья Джаспера Моррисона на кухню».

«Эту раннюю, 90-х годов, работу Трейси Эмин я купила в 2008 году — еще до участия художницы в Венецианской биеннале. Мне вообще очень интересны Young British Artists», — говорит Пушкина фото № 10«Эту раннюю, 90-х годов, работу Трейси Эмин я купила в 2008 году — еще до участия художницы в Венецианской биеннале. Мне вообще очень интересны Young British Artists», — говорит Пушкина

Время шло, дом был готов, но переселяться в него не спешили. «А потом муж сказал: «Все, Рита, поехали», — смеется Пушкина. — И вот мы наспех собрались, переехали — а за остальными вещами в прежний дом так и не вернулись. Ничего и не помню из того, что там оставили».

Огромное полотно Виноградова и Дубосарского из серии Underwater повесили на лестнице, ведущей наверх фото № 11Огромное полотно Виноградова и Дубосарского из серии Underwater повесили на лестнице, ведущей наверх

С собой они взяли немного: книги («Когда мы с Сергеем в самую первую квартиру переезжали, у нас даже посуды не было — но первым делом мы купили не ложки с вилками, а «Библиотеку всемирной литературы»), несколько памятных вещей — и свою арт-коллекцию, конечно, которая уже тогда играла серьезную роль в жизни обоих.

Довольно крупную скульптуру Бориса Орлова хозяйка решила поставить в гостиной фото № 12Довольно крупную скульптуру Бориса Орлова хозяйка решила поставить в гостиной

На новом месте Пушкиным оказалось легко. Особенно сдружились они с жившими по соседству Анастасией и Сергеем Рябцовыми — так, что между участками даже забора не ставили: «Мужчины играли в пинг-понг, дети во что-то свое, мы ходили друг к другу завтракать сырниками и ягодами, все это перетекало в обед, потом еще гости подходили. Словом, все прелести дачного быта!»

Над пианино (на нем играет Иван) — работа Семена Файбисовича фото № 13Над пианино (на нем играет Иван) — работа Семена Файбисовича

За разговором мы поднимаемся по лестнице на второй этаж. Здесь все так же просто. Вот комната Вани: на дверном косяке зарубки разных лет с обозначением его роста — сложно представить, что это тот высокий парень, что сейчас внизу играет в баскетбол с папой Маргариты Анатолием Алексеевичем, заехавшим погостить. Вот гардеробная — в ней выстроились ровные ряды лодочек и кроссовок (Маргарита ежедневно бегает по 8-10 км). Вот гостевая комната с полотном Александры Паперно на стене, а украшением белой спальни хозяев служат заглядывающая в балконную дверь зелень деревьев и неоновая работа Трейси Эмин.

«Когда глубоко вникаешь в искусство, получаешь уверенность в своем вкусе: ты четко знаешь, что стоит покупать и на что обратить внимание. Другое дело, что у меня этот список очень большой, — смеется Пушкина. — Вот в кабинете у нас висит Василий Ситников, есть и другие шестидесятники: Борис Свешников, Анатолий Зверев, Михаил Рогинский. Но потом я, как на ракете, умчалась в сторону актуального искусства, хотя сейчас, к примеру, вряд ли бы уже купила и того же Пенни. Но я не жалею — это история моих вкусов. И я убеждена: интерьер должен быть основой, в которой работы живут сами по себе, добавляя дому характера и даже уюта, проявляя индивидуальности живущих в нем».

Дворик сделали специально, чтобы сохранить росшую здесь огромную сосну: дерево, к сожалению, погибло, но хозяйка дома любит здесь завтракать фото № 14Дворик сделали специально, чтобы сохранить росшую здесь огромную сосну: дерево, к сожалению, погибло, но хозяйка дома любит здесь завтракать

Она спускается вниз и выходит во дворик. По забору шмыгает белка — Маргарита задумчиво глядит ей вслед: «Да, сюда, пожалуй, можно поставить ленд-арт. Энтони Гормли или Ричард Серра тут бы в саду отлично смотрелись!» История этого дома продолжает твориться на глазах.

Читайте также: 10 мест с самым красивым в мире видом

«Во мне живет азарт первооткрывателя» • ARTANDHOUSES

Коллекционер, дипломированный историк искусства и основатель московской международной арт-ярмарки COSMOSCOW Маргарита Пушкина рассказала ARTANDHOUSES о своей коллекции современного искусства, уверенности в себе, новых собирателях и ценах на молодых художников.

Вы почти четыре года делаете COSMOSCOW, чем, бесспорно, оживляете наш арт-рынок. Но ярмарка проходит раз в году. В остальное время — редкие аукционы современного искусства. Как наш рынок чувствует себя сейчас, по вашему мнению?

Это сложный вопрос. Я понимаю, почему мне этот вопрос задают, но, по большому счету, мы же не на передовой рынка, потому что мы организуем лишь некую платформу для коммерческих галерей. И этот вопрос, скорее, к галеристам, к тем, у кого что-то происходит в течение года. И во время ярмарки все сделки и все общение происходят непосредственно между галереями и коллекционерами, покупателями, потенциальными клиентами. Мы со своей стороны создаем условия.

Можно сказать, что если галереи есть и продолжают работать, то какое-то движение есть.

Да, безусловно.

Появляются ли новые коллекционеры? Или все-таки это в основном собиратели со стажем и случайные люди, которые ищут что-то для украшения интерьера?

Любой коллекционер, которого мы можем с уверенностью назвать именно коллекционером, в какой-то момент осуществлял первые шаги. В большинстве случаев это был поиск искусства, чтобы украсить дом или офис. И с этого начинается коллекция и интерес. Но что касается новых людей, могу с уверенностью сказать, что они есть! Это и исходя из моих наблюдений у нас на ярмарке, и просто по моим разговорам со многими людьми, друзьями в том числе.

Сейчас, когда я стала профессионально заниматься ярмаркой, я вижу, что даже ближнее окружение совсем по-другому меня воспринимает, задает вопросы, начинает интересоваться современным искусством. Есть приятный тренд, что современное искусство сейчас становится более популярным направлением в области арта по разным причинам. Во-первых, потому, что российские люди действительно постепенно открывают для себя новые вещи. Во-вторых, потому, что в Москве много всего происходит. И накапливаются впечатления, знания, формируется более осознанное отношение. Это происходит и благодаря музеям, в частности, «Гаражу», такому модному месту силы.

Например, в этом году, после ярмарки, слышала много мнений от галеристов, которые говорили, что случился некий в их представлении качественный сдвиг. Он связан с тем, что приходила новая публика, задавала заинтересованные вопросы, спрашивали про художников. Это очень важный момент, что люди, как минимум, не стесняются и интересуются уже более глубоко тем, что происходит в области современного искусства.

Павел Пепперштейн
«Небоскреб Черный Куб (Malevich Tower)»
Проект «Город Россия», 2007

Не раз слышал высказывания потенциальных покупателей о некоем пороге страха перед покупками в галереях и на аукционах. Как по-вашему, можно ли его преодолеть?

Я считаю, что одна из важных функций галеристов — это все-таки создать круг, условно, друзей галереи, людей, которые общаются, приходят на вернисажи. Некоторые галеристы, может быть, со мной не согласятся, но таково мое мнение. Я вижу, что так функционируют известные галереи на Западе, и это правильно. А страх, я думаю, существует просто потому, что актуальное искусство часто многим людям кажется непонятным.

Оглушающим аукционными ценниками в миллионы долларов…

Да. Согласна, что такой момент наверняка тоже есть. Для делающих первые покупки это, в том числе, и момент новизны… Я вспоминаю свои первые шаги давным-давно. Я, правда, не стеснялась общаться. Наоборот, постоянно ко всем приставала с вопросами. Например, к основателю галереи XL Лене Селиной, с которой у нас так родилась близкая дружба.

Сначала человеку трудно разобраться, но это не значит, что это невозможно. Это все-таки требует определенного труда, интереса и времени.

Это зависит, очевидно, и от атмосферы, которую создают сами галеристы.

Согласна!

Потому что в любой западной галерее тебе как минимум улыбнутся и с тобой поздороваются, чего не скажешь о большинстве московских.

Мне улыбаются!

Это прогресс! Но вас-то знают уже все.

Галеристы вообще очень приятные люди. Их число растет, появляется молодое поколение, которое приходит с желанием внести свой вклад в область современного искусства. Собственно, и поэтому тоже мы делаем ярмарку.

Наталья Стручкова
«Futurussia»

Для обучения хорошим манерам?

Нет, ну чтобы у людей была еще одна приятная возможность в непринужденной обстановке прийти познакомиться с галеристами и художниками, хорошо провести время.

Коллекции порой начинаются с каких-то не очень громких имен. Как правило, работ молодых художников. По вашему мнению, сколько должны стоить работы молодых начинающих авторов?

Хотела обратить внимание на то, что не обязательно коллекции начинаются с недорогих или молодых художников. Все зависит от финансовых возможностей, бэкграунда, возраста. Например, 30-летние сегодня совсем другие. Сейчас новое поколение коллекционеров — это люди с финансовыми возможностями, которые, например, отучились на Западе, и у них к современному искусству и коллекционированию совершенно другое отношение. Для них это все более естественно. А те кто старше, родом из СССР, для себя эти вещи вынуждены объяснять, осмыслять.

Сергей Сапожников
«Без названия», 2006

Что касается ценообразования в области современного искусства, то это вопрос трудный. Молодые художники, безусловно, не должны быть слишком дорогими просто потому, что есть некий логический путь. Это должны понимать и сами галеристы. Потому что поддержка молодых художников — это процесс, связанный с продюсированием. Галерист открывает для себя молодые таланты и должен иметь терпение и веру в то, что сам художник станет известным, и цены на его работы постепенно вырастут. И это процесс очень затратный, непростой, но он логичный. Поэтому у нас все-таки с ценами на молодых русских художников все более-менее справедливо и понятно. Они стоят пока не очень дорого.

Каков примерный диапазон?

Ценовой диапазон может быть, наверное, от €500 и выше. Это зависит от того, какие материалы или медиа художник использует. Потому что скульптура всегда стоит дороже, так как процесс производства более дорогой. Потолок для молодых — €10 тысяч, я считаю.

Трейси Эмин
«Blinding», 2008

Помните, за сколько первую работу в свою коллекцию купили?

Кажется, в районе €500.

Это было в Москве?

Да, в одной галерее, картину Михаила Рудакова. Еще я покупала Игоря Кислицына, самобытного хорошего художника 1970-х из неофициальных, которым ни одна галерея не занимается. Сейчас, правда, этот период меня не очень интересует.

Работы до сих пор с вами?

Да, висят в загородном доме.

Сегодня какие самые ценные работы в вашей коллекции?

Смотря как оценивать. Например, в моей коллекции есть работа Павла Пепперштейна из серии «Город Россия». У нее богатая выставочная история, она участвовала в проектах Tate Modern, New Museum в Нью Йорке. Или, например, неоновая работа Трейси Эмин. Она была приобретена еще до того, как Трейси Эмин представляла Великобританию на Венецианской биеннале. Это неон более ранний и редкий.

Эмин покупали в Лондоне?

В галерее White Сube.

Владислав Мамышев-Монро
«Уорхол», 2005

Какие ощущения испытывали, когда покупали? Были ли сомнения в эмоциональности покупки, или вы осознанно к этому шли?

Я шла к этому осознанно. Параллельно у меня была другая ответственность: я начала работать в банке «КИТ Финанс», заниматься корпоративной коллекцией современного искусства. К тому времени довольно много всего накупила для себя. Уже в момент старта корпоративной коллекции у меня была такая приятная уверенность, когда ты не сомневаешься в том, что покупаешь.

Сергей Шеховцов
«Елка», 2010

Вы регулярно посещали крупнейшие арт-ярмарки — Art Basel, Frieze… Помните свой первый визит? Как не растеряться среди огромного центра с тремя сотнями галерей? Как сфокусироваться?

Даже будучи историком искусства, ты понимаешь, что эрудицию в области актуального искусства зарабатываешь ногами. Ты должен ходить везде и смотреть – от биеннале и ярмарок до вернисажей в галереях и музеях. Знание истории искусств тебе помогает. Дает некий фундамент, на который ты опираешься. Но в области актуального искусства, чтобы разобраться с правильными галереями, именами, крупная международная ярмарка — правильное место, куда стоит поехать. Потому что там как раз куются имена в процессе. Кругом голова не шла, я ходила, как на работу, каждый день. И все стенды буквально прочесывала. Я не могу объяснить сейчас почему, я боялась что-то пропустить. Наверное, у меня был такой процесс накопления опыта, эрудиции в этой области. Я так очень много актуальных художников узнала.

Юрий Шабельников
«Конец», 2006

Если честно, я не торопилась тогда совершать какие-то покупки. То есть я покупала, но мне надо было сначала понять, что мне нравится то, а не это. Потому что рынок современного искусства предлагает людям очень много всего. Из этого выбрать непросто. Поэтому я сначала поглощала информацию, а потом уже начала действовать.

У вас довольно эклектичная коллекция: есть и русские художники, много западных. Возможно сформулировать, что сейчас нравится вам, направление вашего собрания?

Определить в нескольких слова сложно. Я покупаю то, что мне нравится, включая, например, видеоарт. Но вот это «нравится» — всегда на основании того, что я видела и знаю. Сейчас я ощущаю очень приятное волнение, когда я знаю, что мне нравится конкретный художник и я могу себе его позволить. Но если спросят, кто ваш любимый художник, то ответить не смогу.

Семен Файбисович
Из серии «Помойка», 1988

Нравятся многие молодые авторы. Во мне живет азарт первооткрывателя. С большинством молодых, которые попадают в мою коллекцию, мы общаемся, в том числе и по поводу нашей ярмарки. Потому что у нас очень много проектов, связанных с молодыми. Я сама их поддерживаю, оплачиваю мастерские художникам, продакшен работ. Мне кажется, это один из приятных моментов. Они приходят к нам, делятся своими планами. Мы интересуемся их портфолио, готовим патронские выставки. Ищем им патронов. Это тоже целая отдельная история. В рамках которой мы много с ними общаемся и многое о них узнаем.

Владимир Дубосарский, Александр Виноградов
«Манекены», 2005

Свою галерею не думали открывать?

Действительно, были такие мысли. Я бы с удовольствием этим занималась, если бы не ярмарка, потому что это глобальный проект, он сейчас отнимает все силы, время, мысли.

директор ярмарки современного искусства Cosmoscow Маргарита Пушкина – Москвич Mag

О самых дорогих покупках москвичей, любви к Остоженке и мечте побывать в доме Мельникова.

Я родилась…

В Иркутске, детство провела в Краснодарском крае.

Сейчас живу…

За городом, в Жуковке. Мне здесь очень нравится. Так получилось, что уже много лет я живу с семьей в загородном доме. Мы привыкли засыпать и просыпаться каждый день на природе, сын здесь ходит в школу, я получаю удовольствие по утрам от занятий спортом на свежем воздухе.

В Москве гуляю…

Я даже не помню, когда в последний раз просто гуляла по Москве. Времени, к сожалению, не хватает. Зато я очень люблю заниматься спортом — бегом, лыжами, общей физической подготовкой. В Москве мне нравится бегать в Нескучном саду, в парке Горького. Иногда мы договариваемся с подругами о встрече и идем все вместе заниматься спортом в парк, совмещая приятное с полезным. Бывает, что по пути заходим в «Гараж» на новую выставку.

Мой любимый район в Москве…

Это Остоженка. Тут находятся наша квартира и офис ярмарки, много отличных музеев поблизости: Пушкинский, Мультимедиа Арт Музей, Московский музей современного искусства.

Нелюбимый район в Москве…

Таких районов нет. Москва — очень большой и развитый город. Есть те места, к которым я привыкла и считаю своими, а есть те, где я просто не бываю.

Предпочитаю рестораны и бары…

Летом — с террасой. К примеру, я люблю назначать деловые встречи на террасе ресторана «Воронеж», который расположен рядом с нашим офисом. Один из моих любимых ресторанов — Rico. Это ресторан с интересной концепцией: как такового меню там нет, а выбор блюд основан исключительно на свежести продуктов, которые лично покупает сама хозяйка. Еще мне нравятся Remy Kitchen и ресторан «Рыбторг». Недавно я снова побывала в «Кафе Пушкинъ». Это место — настоящая московская классика, тут и приятно, и вкусно. К тому же это круглосуточное заведение, что очень удобно для тех, кто опоздал с ужином.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Бывает так, что я даже до магазина доехать не успеваю. А если серьезно, то хочу погулять в парке «Зарядье». Мне очень интересно увидеть сам результат. Еще я давно мечтаю попасть в дом Мельникова, но тоже постоянно не успеваю. В Москве очень много интересных мест и я уверена, что меня еще ждут настоящие открытия.

Главное отличие москвичей от жителей других столиц…

Москвичи находятся в постоянном движении, всегда торопятся, куда-то бегут и что-то делают. Ни в одном другом городе мира я не наблюдала такой спешки.

В Москве лучше, чем в мировых столицах…

Как в очередной раз доказал в прошлом году последний Кубок мира ФИФА, Москва — это очень гостеприимный город. Все гости единогласно сходятся во мнении, что такого уровня сервиса не было нигде. Мы, как международная ярмарка, так же стараемся делать все, чтобы галереи, художники и коллекционеры из других стран чувствовали себя в Москве как дома.

В Москве изменилось за последнее десятилетие…

Как человеку, работающему с современным искусством, мне очень нравится, что за последние годы многие московские музеи и театры превратились из закрытых учреждений, куда можно попасть только по билетам, в открытые культурные центры. Музей «Гараж», Московский музей современного искусства, «Гоголь-центр», Электротеатр Станиславский — сегодня это такие места силы, куда можно прийти днем или вечером и интересно провести время без привязки к конкретной выставке или спектаклю.

Cosmoscow открывается одновременно с Днем города…

Ярмарка пятый год подряд проходит в «Гостином дворе», в паре шагов от Красной площади. В День города в центре Москвы всегда собирается много людей, поэтому для нас это только плюс. Конечно, есть свои сложности с перекрытием отдельных улиц, но мы уже научились с ними оперативно справляться.

Москвичи реагируют на современное искусство…

Несмотря на то что в прошлом году ярмарка прошла в шестой раз и у нас за плечами довольно большой опыт, с курьезами вроде тех, когда зритель не может отличить кучу мусора от произведения искусства, я не сталкивалась. Мне кажется, все дело в том, что за это время посетители, даже если они не очень хорошо разбираются в современном искусстве, осознали одно из главных преимуществ ярмарки. Это возможность задать все интересующие вопросы напрямую галеристам и художникам. Также у нас прекрасная образовательная программа, которая каждый год погружает зрителя в новые аспекты рынка современного искусства.

Забавные моменты, конечно, бывают. Было, например, очень интересно наблюдать за реакцией посетителей на гиперреалистичную скульптуру Тони Мателли. Она представляла собой выполненную в натуральную величину фигуру мужчины, как бы зависшего над полом в горизонтальном положении. Кто-то сначала пугался, а самые смелые норовили даже прилечь рядом.

Самое дорогое купили на ярмарке за всю историю…

Одной из самых дорогих за всю историю ярмарки была выставлявшаяся на стенде галереи Michael Werner в 2014 году «Вешалка» Марселя Бротарса, первая российская ретроспектива которого откроется в «Гараже» в конце сентября этого года.

В 2019 году на ярмарке…

Ожидается около 70 галерей. Будет очень сильный состав международных участников. Среди громких иностранных имен — Стефан Балкенхол, которого привозит Galerie Forsblom. А галерея Giorgio Persano представит легендарного Микеланджело Пистолетто, который также примет участие в нашей образовательной программе. Ее можно посетить по входному билету на ярмарку. Но не стоит думать, что ярмарка — это удовольствие только для состоятельных коллекционеров. Секция Editions, например, посвящена тиражному искусству. Вы сможете купить принт Шепарда Фейри или других авторов по вполне доступным ценам. Помимо этого будет еще много интересного, включая выставку «Искусственный взгляд», поделенную на две части и позволяющую сравнить работы, отобранные куратором и искусственным интеллектом.

Ярмарка современного искусства Cosmoscow пройдет в «Гостином дворе» с 6 по 8 сентября.

Фото: из личного архива Маргариты Пушкиной

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о