Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Современные зарубежные писатели 21 века и их произведения: Писатели 21 века

Современные зарубежные писатели 21 века и их произведения: Писатели 21 века

Содержание

Критики назвали 100 лучших книг XXI века. Сколько из них вы уже прочитали? / AdMe

Думаете, в эпоху интернета люди не пишут и не читают ничего длиннее поста в инстаграме? Между тем в литературе немало достойных произведений. Об этом напоминает Vulture, блог журнала New York Magazine. Редакция попросила десятки критиков и авторов назвать несколько книг, которые заслуживают места среди самых важных произведений, выпущенных с 2000 года. Устали читать посты в соцсетях? Советуем заглянуть в этот список.

Может показаться, что редакторы Vulture торопят события, ведь ХХI век только начался. Однако они и сами называют свою затею «преждевременной попыткой сформулировать канон XXI века». Они признаются, что целью была вовсе не «строгая библиотека, а размытое селфи культурного момента».

Мы в AdMe.ru знаем, как иногда бывает сложно выбрать новую книгу для чтения, поэтому делимся с вами произведениями, выбирая из которых точно не ошибешься. Они принесли награды своим авторам, стали бестселлерами и были экранизированы.

А может, с некоторыми из них вы уже знакомы?

Кира Найтли, Кэри Маллиган и Эндрю Гарфилд в экранизации книги «Не отпускай меня» Кадзуо Исигуро, лауреата Нобелевской премии по литературе.

100. «Асимметрия», Лиза Холлидей

99. «Щедроты морской девы», Денис Джонсон

98. «Красные часы», Лени Зумас

97. «Священник», Патриция Локвуд

96. «Расскажи мне, как это закончится», Валерия Луизелли

95. The Best We Could Do, Ти Буй

94. «Время повзрослеть», Джеми Аттенберг

93. «Ненависть, которую вы порождаете», Энджи Томас

92. Ghachar Ghochar, Вивек Шанбхаг

91. The Needle’s Eye, Фанни Хау

Розамунд Пайк в экранизации «Исчезнувшей» Гиллиан Флинн. Роман-триллер быстро вошел в списки бестселлеров.

90. «Эссе и мемуары», Альберт Мюррей

89. «Все, что тебе принадлежит», Гарт Гринвелл

88. Цикл «Разрушенная Земля», Нора К. Джемисин

87. The Light of the World, Элизабет Александр

86.

«Сочувствующий», Вьет Тан Нгуен

85. Preparation for the Next Life, Аттикус Лиш

84. «Краткая история семи убийств», Марлон Джеймс

83. «Как быть двумя», Али Смит

82. «Семейная жизнь», Акхил Шарма

81. Man We Reaped, Джесмин Уорд

Джоан Роулинг c предпоследней книгой о Гарри Поттере. Романы о мальчике-волшебнике стали самой продаваемой серией книг в истории.

80. «Тайбэй», Тао Лин

79. «Созвездие жизненных явлений», Энтони Марра

78. «Трилогия Беззумного Аддама», Маргарет Этвуд

77. «Капитал», Джон Ланчестер

76. Billy Lynn’s Long Halftime Walk, Бен Фонтейн

75. The Gentrification of the Mind, Сара Шульман

74. «1Q84», Харуки Мураками

73. «Предчувствие конца», Джулиан Барнс

72. «Семь лет», Петер Штамм

71. «Супергрустная история настоящей любви», Гари Штейнгарт

Харуки Мураками — автор книги «1Q84». Его произведения переведены на 50 языков и являются бестселлерами во всем мире.

70. Spreadeagle, Кевин Киллиан

69. Notes From No Man’s Land, Эула Бисс

68. «Сцены из провинциальной жизни», Джон Кутзее

67. Fine Just the Way It Is, Энни Пру

66. «Дом», Мерилин Робинсон

65. «Проект „Лазарь“», Александр Хемон

64. «Белый тигр», Аравинд Адига

63. Sleeping It Off in Rapid City, Август Кляйнзалер

62. Серия романов о Гарри Поттере, Джоан Роулинг

61. Eat the Document, Дана Спиотта

Дженнифер Лоуренс в экранизации «Зимней кости» Дэниела Вудрелла. Фильм получил 4 номинации на премию «Оскар».

60. «Американский гений», Линн Тилман

59. «Вороний маг», Нгуги Ва Тхионго

58. «Зимняя кость», Дэниел Вудрелл

57. The Afterlife: A Memoir, Дональд Антрим

56. «Магия для „чайников“», Келли Линк

55. «Чернобыльская молитва», Светлана Алексиевич

54. The Sluts, Дэннис Купер

53. «Французская сюита», Ирен Немировски

52. «Почетный гость», Джой Уильямс

51. «Забвение», Дэвид Фостер Уоллес

«Голоса Чернобыля» — экранизация книги нобелевского лауреата Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва».

50. «Родина», Сэм Липсайт

49. «Смертные», Норман Раш

48. The Book of Salt, Моник Чыонг

47. The Time of Our Singing, Ричард Пауэрс

46. «Тонкая работа», Сара Уотерс

45. «Аустерлиц», Винфрид Георг Макс Зебальд

44. The Last Report on the Miracles at Little No Horse, Луиза Эрдрич

43. The Beauty of the Husband, Энн Карсон

42. «Истинная история шайки Келли», Питер Кэри

41. «Янтарный телескоп», Филип Пулман

Экранизация книги «Линия красоты» Алана Холлингхерста. Роману была присуждена Букеровская премия.

40. «Потрясающие приключения Кавалера и Клея», Майкл Шейбон

39. Black and Blur, Фрэд Мотен

38. «Гражданин: Американская лирика», Клаудия Ранкин

37. «Все мои пустые сожаления», Мириам Тоус

36. «Отдел умозрительных рассуждений», Дженни Оффилл

35. «Щегол», Донна Тартт

34. «Моя борьба. Книга 2», Карл Уве Кнаусгор

33. «Белые девочки», Хилтон Элс

32. NW, Зэди Смит

31. «Исчезнувшая», Гиллиан Флинн

Экранизация книги «Гарри Поттер и тайная комната» Джоан Роулинг. По мотивам романов был также открыт тематический парк в Орландо, США.

30. «Зона один», Колсон Уайтхед

29. «Жизни, не похожие на мою», Эммануэль Каррер

28. «Мистер Фокс», Хелен Ойейеми

27. «Определенная грусть от лимонного пирога», Айми Бендер

26. «Одержимые», Элиф Батуман

25. «Вулфхолл», Хилари Мэнтел

24. «Короткая и удивительная жизнь Оскара Уао», Хунот Диас

23. Ooga-Booga, Фредерик Зайдель

22. «Дорога», Кормак Маккарти

21. «Вероника», Мэри Гейтскилл

Амандла Стенберг и Элджи Смит в экранизации «Ненависти, которую вы порождаете» Энджи Томас. В 2017 году книга попала на 1-ю строчку в списке бестселлеров The New York Times.

20. «Линия красоты», Алан Холлингхерст

19. «Заговор против Америки», Филип Рот

18. «Известный мир», Эдвард П. Джонс

17. Do Everything in the Dark, Гэри Индиана

16. «Платформа», Мишель Уэльбек

15. «Средний пол», Джеффри Евгенидис

14. Erasure, Персиваль Эверетт

13. «Огнеметы», Рэйчел Кушнер

12. «Выход из станции Аточа», Бен Лернер

11. «Год волшебного мышления», Джоан Дидион

Джеймс Макэвой и Кира Найтли в экранизации книги «Искупление» Иэна Макьюэна. Роман был номинирован на Букеровскую премию.

10. «Искупление», Иэн Макьюэн

9. Трилогия «Контур», Рейчел Каск

8. «Продажа», Пол Битти

7. «2666», Роберто Боланьо

6. «Аргонавты», Мэгги Нельсон

5. «Неаполитанский квартет», Элена Ферранте

4. «Каким должен быть человек?», Шейла Хети

3. «Не отпускай меня», Кадзуо Исигуро

2. «Поправки», Джонатан Франзен

1. «Последний самурай», Хелен Девитт

Представьте, что и вас попросили составить список лучших книг XXI века. Что бы вы в него включили?

10 главных зарубежных романов XXI века. Часть 1 — блог Storytel

Как писала в свое время прозаик и критик Майя Кучерская, «Литтелл выступил в роли ассенизатора, решился на гигиенический акт, собрав всю грязь, мерзость, подлость и пороки в одном персонаже и продемонстрировав их в назидание потомкам». Но ценность романа не только в художественной силе слова и убедительности диалогов, «Благоволительницы» удивительно достоверны. Джонатан Литтелл тщательно проштудировал историю Второй мировой, несколько лет собирал материал, ездил по местам событий, разговаривал с выжившими, сидел в архивах и изучал документы, а потом в Москве всего за неполные четыре месяца написал текст «Благоволительниц». И это, конечно, похоже на одержимость и работу писательского гения, потому что кажется, что человеку такое не под силу. Критики отмечали «абсолютную историческую точность» «Благоволительниц», а историки, хоть и не забывали подчеркивать, что это художественная проза, тоже единодушно признали фактологическую достоверность описанных событий.

В 2006 году, почти сразу после выхода, роман получил главные литературные награды Франции — Гонкуровскую премию и Гран-при Французской академии — и стал европейским бестселлером. А авторитетная британская газета The Times написала о «Благоволительницах» как о «великом литературном событии, обращаться к которому читатели и исследователи будут в течение многих десятилетий», и включила роман в число пяти самых значимых художественных произведений о Второй мировой войне.

«Эта книга хватает за горло, въедается в мозги, в кишки, подхватывает и швыряет вниз, как огромная волна. Давно французский язык не взваливал на себя такого тяжелого, мутящего душу груза. Эта книга — литературная революция, и дело не в том, как она написана, а в том, о чем: она как корабль, груженный историей со всей ее беспросветностью, кровопролитиями, стремлениями, заблуждениями. Давно в наши литературные гавани не заходили такие громады», — отозвался о «Благоволительницах» французский историк литературы, славист Жорж Нива. И надо добавить, что блестяще образованный Литтелл нагрузил этот корабль не только историей Второй мировой и философией зла, но и литературой: от Софокла и Платона через Флобера и Джойса к Толстому и Достоевскому, Гроссману и даже Лермонтову, которым так очарован Максимилиан Ауэ.

Великие книги XXI века: 21 бестселлер нашего времени

XXI век уже отмечен множеством культовых произведений. Мы решили составить список из 21 бестселлера, которые увидели свет в период с 2000-го года. Данные произведения легли в основу кассовых экранизаций и получили престижные награды, обретя миллионы поклонников. Вы их еще не читали? Тогда срочно начинайте!

1. «Прислуга», Кэтрин Стокетт

Хоть и кажется, что в современном мире толерантность возведена до уровня культа, на деле равноправие остается одним из самых актуальных вопросов. А потому нет ничего удивительного в популярности романа «Прислуга», в котором Стокетт затронула такие проблемы как расизм и шовенизм. Это одна из тех книг, которые помогают понять проблемы афроамериканцев, женщин и людей, вынужденных влачить жалкое существование лишь потому, что не родились в богатой семье. А теперь представьте, каково приходится тем, кто подпадает под все три пункта… 

Сюжет произведения разворачивается в США, в середине XX века. Центральными героинями книги стали афроамериканские служанки и добрая белая девушка, жаждущая изменить несправедливые нравы общества. Печально, однако благие намерения Стокетт не у всех нашли положительный отклик. Так, например, бывшая служанка ее брата подала на писательницу в суд, потребовав компенсацию в размере 75 000 долларов. Женщина утверждала, что Кэтрин использовала в книге ее образ. Вот такая вот благодарность за желание развить в людях сочувствие к ближним. 


смотреть


2. «Жутко громко и запредельно близко», Джонатан Фоер

Секрет популярности бестселлера Фоера довольно прост. Хотите, чтобы ваша книга снискала положительные оценки и продавалась миллионными тиражами? Сделайте персонажей страдальцами. Так, например, главный герой Фоера – маленький мальчик-аутист, чей отец трагически погиб во время теракта 11 сентября. Возможно, у издателей рука не поднялась отказать Фоеру в публикации. Говорю без сарказма. История-то и впрямь цепляет за душу. Если вы любите душещипательные сюжеты, заставляющие рыдать даже самых толстокожих, тогда эта книга для вас. 


смотреть


3. «Песнь льда и пламени», Джордж Р.Р. Мартин

Пожалуй, Мартин еще долгое время будет самым обсуждаемым писателем современности, благодаря всемирной популярности сериала «Игра престолов», снятого по циклу «Песнь льда и пламени» («Песня льда и огня»). На данный момент цикл состоит из 5 частей (две из которых были изданы в конце XX века). Фанаты сериала отчаянно ждут выхода 6 и 7 книг («Ветра зимы» и «Грезы о весне»). Однако Мартин не спешит завершить работу над ними, то и дело перенося даты публикаций романа «Ветра зимы».

Основной сюжет и главные герои всем хорошо известны: история начинается с кровавой войны за Железный Трон, но постепенно борьба за власть становится второстепенной проблемой. Миру грозит страшная беда – к древней Стене приближается орда мертвяков во главе с таинственным существом, чьи магические способности не знают предела. Теперь на кону не власть, а сама жизнь.


смотреть

4. «Страна радости», Стивен Кинг

Говоря о лучших романах, нельзя обойти стороной очередное произведение «короля ужасов», чьи книги исправно попадают в списки бестселлеров. «Страна радости» — увлекательный ужастик в детективном жанре. Поговаривают, что в ближайшие годы сюжет этого шедевра пополнит и без того внушительное число экранизаций книг Стивена Кинга.

Нас ждет знакомство с Дэвином Джонсом, престарелым работником парка развлечений под названием «Страна радости». Дэвин устроился работать в аттракцион еще будучи студентом и подумать не мог, что его жизнь изменится навсегда. Прослышав о городской легенде, согласно которой в «Стране радости» обитает душа трагически погибшей девушки, паренек уговаривает приятелей устроить охоту на призрака. Однако легенда оказалась правдой и Дэв решает остаться в парке, чтобы выяснить, как именно погибла бедняжка.


смотреть


5. «Марсианин», Энди Вейр

Мы веками мечтали о полетах к далеким звездам и покорении космоса. В эпоху удивительных достижений науки и техники заветная цель все ближе. Писатели-фантасты (в числе которых оказался Энди Вейр) размышляют о трудностях, с которыми может столкнуться астронавт-первопроходец. Главный герой напоминает незабвенного Робинзона Крузо, вот только ему предстоит выжить не на острове, а на Марсе. Покинутый коллегами во время песчаной бури, Марк пытается установить связь с Землей, не теряя надежды вернуться домой.


смотреть


6. «Хижина. Разговор с Богом», Уильям Пол Янг

Если в начале 2000-ых  верующие анафеме предавали творчество Брауна, то несколько лет спустя  его место занял Уильям Пол Янг. Причиной такой неприязни со стороны церкви стал скандальный роман «Хижина», якобы попирающий все самое святое. Не будет спойлером отметить, что в книге Янга нет каких-либо шокирующих откровений. Это всего лишь нестандартный взгляд на религию, вплетенный в детективную историю.
Главный герой не в силах смириться с исчезновением горячо любимой дочери. Его жизнь кардинально меняется, когда мужчина вдруг получает послание от самого Господа Бога.


смотреть


7. «Сумерки», Стефани Майер

Стефани Майер удалось завоевать любовь молодых читательниц, благодаря истории о провинциальной девчушке, которой удалось разжечь пламя страсти в сердце смазливого кровососа и его врага – мускулистого оборотня. Борьба за руку серой мышки разгорелась нешуточная и вот уже два древних клана готовы ринуться в бой. Прямо Троянская война, где в роли Елены Прекрасной выступает обычная школьница. Популярность романа ясно давала понять, что экранизация книг Стефани станет бомбой. Так и произошло, ведь ленты по ее мистической мелодраме вошли в рейтинг лучших фильмов о вампирах.


смотреть


8. «Пятьдесят оттенков серого», Эрика Джеймс

Как правило, фанфикам не суждено попасть в списки бестселлеров, однако Эрике Джеймс повезло и ее творение (вдохновением для создания которого послужили «Сумерки» С. Майер и где ощущается неприкрытый намек на Грея из «9 с половиной недель») после тщательной обработки превратилось в настоящий хит продаж.

Эротический роман  о сладострастной любви миллиардера Грея и простушки Анастейши вызвал неоднозначные отзывы. Среди видных писателей и значимых литературных критиков современности вы не сыщите фанатов творчества Джеймс, что объясняется слишком уж простым языком, односложными предложениями и переизбытком шаблонов. Однако фанфик все же нашел немало поклонников, особенно среди девушек-подростков и домохозяек – для них интимные похождения главных героев стали прекрасным способом сбежать от постылого быта в мир эротических грез. И, чёрт возьми, я прекрасно их понимаю…


смотреть


9. «Девушка с татуировкой дракона», Стиг Ларссон

Вышедший в 2004-ом, роман Стига Ларссона снискал всемирную славу, положив начало циклу «Миллениум». В центре сюжета вымышленная история о девушках, ставших игрушками в руках извращенных маньяков. Стиг признался, что на написание книги его подтолкнул реальный случай из жизни. Будучи подростком, будущий писатель оказался невольным свидетелем изнасилования, но был не в силах защитить жертву. Жуткая сцена долгие годы не давала ему покоя. Роман «Девушка с татуировкой дракона» стал поучительным уроком для всех, показывая, что даже слабая женщина может нехило испортить жизнь своему мучителю. Женская месть бывает страшной, очень страшной… 

смотреть


10. «Снеговик», Ю Несбе

Увлекательный детективный роман завоевал немало хвалебных отзывов среди поклонников жанра. Несбе знакомит нас с талантливым сыщиком по имени Харри Холе. Герою предстоит распутать череду кровавых преступлений, за которыми стоит изворотливый серийный маньяк. Преступник выходит на охоту с приходом холодов, когда город укутывает первый снегопад. Из-за этой особенности пресса окрестила психопата прозвищем «Снеговик».


смотреть


11. «Код да Винчи», Дэн Браун

Дэн Браун признан мастером хитросплетенных интриг, чьи книги полны сложных загадок. В 2000-ом Браун издал приключенческий детектив «Ангелы и демоны», не отмеченный особым вниманием публики, чего не скажешь о ее продолжении – романе «Код да Винчи». Отчасти интерес читателей был вызван скандалами в рядах приверженцев религии, посчитавших творчество Брауна безбожной ересью. Впрочем, волна недовольства стихла так же быстро, как и зародилась, а писатель приобрел множество поклонников, жаждущих интеллектуального детектива.


смотреть


12. «Вегетарианка», Хан Ган

Роман азиатской писательницы посвящен вовсе не вопросам вегетарианства, как может показаться из-за названия. В основе его лежит проблематика отношений мужчин и женщин в странах, где современные устои не в силах преодолеть заскорузлых традиций патриархата. Главная героиня всю жизнь терпит деспотичных отца и мужа, не имея права голоса. Подневольность находит отражение в снах Енхе, из-за которых женщина принимает вопиющее с точки зрения родственников решение. Енхе отказывается есть мясо и за этим поступком кроется внутренняя борьба за свободу выбора.

смотреть


13. «Девушка в поезде», Пола Хокинс

Дебютное произведение Полы Хокинс упорно держится в списках бестселлеров. Сюжет лихо закручен вокруг Рейчел – безработной алкоголички, чьи силы подорваны болезненным расставанием с мужем. День за днем она ездит по одному и тому же маршруту, наблюдая из окна вагона за жизнью счастливой (на первый взгляд) супружеской пары. Когда же не ее глазах совершается преступление, Рейчел оказывается втянутой в паутину лжи, за которой стоят ее знакомые. Пытаясь докопаться до истины, героиня с ужасом узнает, кто скрывался под маской дорогого ей человека. Вот только правда может стоить ей жизни.


смотреть

14. «Жена путешественника во времени», Одри Ниффенеггер

Фантастическая история любви, легшая в основу одноименного фильма. Генри страдает уникальным заболеванием, из-за которого перемещается во времени вопреки своему желанию. Эти скачки подарили ему знакомство с Клэр – любовью всей его жизни, но они же отняли возможность быть рядом с любимой. Вопреки всем тяготам таких отношений, Клэр терпеливо ждет возвращений Генри.


смотреть


15. «Дивергент», Вероника Рот

В последнее десятилетие все большую популярность набирают постапокалиптические антиутопии категории «young adult». Поэтому нет ничего удивительного, что дебютная книга Вероники Рот попала в списки бестселлеров. Вопреки простоте с литературной точки зрения, история о подростках (дающих пинка сильным мира сего) разлетелась миллионными тиражами, став началом целого цикла приключенческих книг. Герои Вероники живут в отдаленном будущем, где общество вынужденно делиться на касты. Разделение многим не по нраву, поскольку привязанность к определенной касте лишает людей возможности полноценно развивать свою личность и даже контактировать с представителями других фракций. Недовольство сложившимися традициями постепенно приводит к восстанию.

смотреть


16. «Облачный атлас» Дэвид Митчелл

Дэвид Митчелл завоевал всемирную популярность благодаря своему неординарному роману с таинственным названием «Облачный атлас». Судьбы разнообразных персонажей, разделенных пространством и временем, перекликаются загадочным образом. Шесть историй (каждая из которых состоит из двух частей) последовательно переносят нас из прошлого в будущее, являя нашему взору всю сложность природы реинкарнации.


смотреть


17. «Средний пол», Джеффри Евгенидис

В современном обществе все чаще поднимаются вопросы, касающиеся восприятия полов. Еще не все привыкли толерантно относиться к обществу ЛГБТ, как внезапно оказалось, что в мире существует множество других категорий. Неудивительно, что роман Евгенидиса стал популярен, ведь автор затрагивает новомодную тему гендерной самоидентификации. Главный герой книги… То есть, главная героиня книги… Короче, у главного персонажа дефицит 5-альфа-редуктазы – синдром, из-за которого он выглядит как женщина, хотя является мужчиной. При рождении родители дали своему чаду имя Каллиопа, посчитав ее (его?) девочкой. Однако позднее Калли превратилась в Кэлла, пройдя нелегкий путь принятия себя. Возможно, сюжет покажется кому-то надуманным, тем не менее, интересно взглянуть на мир глазами необычных людей, вроде Калли.

18. «Голодные игры», Сьюзен Коллинз

Первая часть одноименной трилогии была издана в 2008-ом и молниеносно попала в лидеры продаж. А почему? Потому что (см. пункт «Дивергент») это постапокалиптическая антиутопия категории «young adult». Как и в «Дивергенте», главным персонажем стала молоденькая девушка, готовая жизнь положить в борьбе за свободу. Китнис Эвердин живет в мире, где молодые люди вынуждены принимать участие в жестоких забавах под названием «Голодные игры». Сперва девушка просто стремится защитить сестренку и соглашается заменить ее на очередных играх, однако позднее Китнис все более остро осознает бессмысленность данной традиции. Показав другим пример своим бесстрашием, Эвердин сыграет немаловажную роль в грядущем восстании.  

смотреть


19. «Книжный вор», Маркус Зусак

Германия, 1939 год. Перед глазами читателя разворачиваются страшные события, ведущие к одной из самых кровавых вех в истории человечества. Автор знакомит нас с маленькой немкой, чье детство навсегда искалечит война, но в душе этой крошки живет необычайная доброта. Больше всего на свете малышка любит читать, вот только озлобленные взрослые стремятся уничтожить книги. Шедевр Зусака пополнил собой число потрясающих книг о войне, от которых слезы сами наворачиваются на глаза.


смотреть


20. «Жизнь Пи», Янн Мартел

Увлекательный роман Мартела был награжден престижной Букеровской премией. По словам самого автора, написать произведение его вынудил… голод. Отчаянно дожидаясь публикаций своих предыдущих книг, Мартел скитался по Индии, изучая различные истории. И вот однажды ему посчастливилось встретить человека, вдохновившего его на написание удивительных приключений подростка, путешествующего в одной лодке с бенгальским тигром. 

21. «Время секонд-хэнд», Светлана Алексиевич

Как ни печально, однако книги современных русскоязычных авторов мировыми бестселлерами обычно не становятся. Возможно, не доросли отечественные современники до Чехова, Толстого и прочих признанных мэтров. Тем не менее, хотелось бы добавить в наш список произведение Светланы Алексиевич (успевшей побывать в числе претендентов на Нобелевскую премию). «Время секонд-хэнд» — книга, которую заграничному читателю попросту не понять. В ней описана перестройка и постперестроечные годы, формировавшие менталитет жителей СНГ. Это роман о наших разочарованиях, о необычном жизненном опыте и надеждах.

смотреть


Делитесь мнениями о бестселлерах нашего века. Приятного чтения!

Рассказать друзьям:

Подписаться на журнал:

35 лучших иностранных книг — Год Литературы

Текст и коллаж: ГодЛитературы.РФ

Литературная премия «Ясная Поляна» объявила Длинный список 2018 года в номинации «Иностранная литература». Вот 35 произведений (в алфавитном порядке), которые претендуют на звание лучшего современного зарубежного романа:

 

1. Адичи, Чимаманда Нгози. «Американха». Перевод: Ш. Мартынова (М.: Фантом Пресс, 2018)

Третий роман нигерийского прозаика Чимаманды Нгози Адичи, уже завоевавшей не одну литературную награду за предыдущие свои книги, — самый масштабный и по времени, и по географии действия, и по диапазону идей и проблем, которые Адичи смогла мастерски и увлекательно охватить. Роман о том, что чувствует образованный человек «второго мира», оказавшись в США или в Лондоне, про то, что ждет его дома, если он решит вернуться.  

2. Альенде Исабель. «Инес души моей». Перевод: А. Горбова (М.: Иностранка, 2014)

Впервые на русском языке роман «Инес души моей», основанный на подлинной истории жизни Педро Вальдивии, одного из тех смелых испанских конкистадоров, которые в XVI веке сыграли важнейшую роль в становлении чилийского народа. Бедная швея Инес Суарес вслед за мужем отправляется в Новый Свет. В Перу она узнает, что муж погиб в бою. Но судьба уготовила ей встречу с удивительным человеком — героем войны, сподвижником знаменитого Франсиско Писарро. Эта встреча меняет течение ее жизни.

3. Андоновский Венко. «Пуп земли». Перевод: О. Панькина (СПб.: Азбука, 2011)

Роман македонского писателя Венко Андоновского произвел фурор в балканских странах, собрав множество престижных премий, среди которых «Книга года» и «Балканика». Роман представляет собой как бы посмертную публикацию «случайно найденных» рукописей — некоего беллетризованного исторического сочинения и исповедального дневника молодого человека.  

4. Бойн Джон. «История одиночества». Перевод: А. Сафронов (М.: Фантом Пресс, 2017)

Новый роман Джона Бойна, автора знаменитого «Мальчика в полосатой пижаме», — история ирландского священника, оказавшегося свидетелем и отчасти действующим лицом драмы, развернувшейся в начале XXI века в Католической церкви. Это роман о человеке, который чувствует свою ответственность и за себя, и за грехи тех, кто рядом, он готов нести тяжкий груз чужих проступков и прегрешений. Основанная на реальных фактах, книга разворачивают сложную картину вины одних и ее искупления другими.

5. Вишнек Матей. «Господин К. на воле». Перевод: А. Старостина (СПб.: ИД Ивана Лимбаха, 2014)

Роман-реплика на «Процесс» Франца Кафки, но Кафка наизнанку. У Кафки Йозефа К. арестовывают, у Вишнека Козефа Й. выпускают на свободу. «Кафкианский» процесс выписки из тюрьмы занимает всю книгу. Тема чрезвычайно актуальная: человек, получивший свободу, не знает, что с ней делать.

6. Ган Хан.

«Вегетарианка». Перевод: Ли Сан Юн (М.: АСТ, 2018)

В 2016 году роман «Вегетарианка» получил Международную Букеровскую премию по литературе, а Хан Ган стала первой из южнокорейских писателей, удостоенной этой награды. «Вегетарианка» — сюрреалистическая и атмосферная мрачная сказка о женщине, отказавшейся от мяса и постепенно скатившейся в безумие. Шире — это книга о женском бунте, пусть и не увенчавшемся успехом.

7. Инг Селеста. «Все, чего я не сказала». Перевод: А. Грызунова (М.: Фантом Пресс, 2017)

Книга — семейная история ложных надежд и умолчания. С Лидией связывали столько надежд: она станет врачом, а не домохозяйкой, она вырвется из уютного, но душного мирка. Но когда с Лидией происходит трагедия, тонкий канат, на котором балансировала ее семья, рвется, и все, давние и не очень, секреты оказываются выпущены на волю. «Все, чего я не сказала» — история о лжи во спасение, которая не перестает быть ложью. 

8. Исигуро Кадзуо. «Погребенный великан».

Перевод: М. Нуянзина (М.: Эксмо, 2017)

В романе «Погребенный великан» автор переносит читателей в средневековую Англию, когда бритты воевали с саксами, а землю окутывала хмарь, заставляющая забывать только что прожитый час так же быстро, как утро, прожитое много лет назад. Исигуро рассказывает историю о памяти и забвении, о мести и войне, о любви и прощении. 

9. Кабре Жауме. «Я исповедуюсь». Перевод: М. Абрамова, Е. Гущина, А. Уржумцева (М.: Иностранка, 2015)

Роман выдающегося каталонского писателя Жауме Кабре — в оригинале написан на каталанском языке — переведен на двенадцать языков, а его суммарный тираж приближается к полумиллиону экземпляров. Повествование-исповедь с почти детективным сюжетом. Место и время действия постоянно меняются. В основе — главная дилемма человека: выбор между злом и добром.

10. Каннингем Майкл. «Плоть и кровь». Перевод: С. Ильин (М.: Corpus, 2010)

Действие одного из лучших романов американца Майкла Каннингема (автора бестселлеров «Часы» и «Дом на краю света») охватывает период в сто лет — с 1935 года аж до 2035-го. В центре истории — вечная тема отцов и детей. Родители делают все, чтобы почувствовать твердую землю под ногами, детям же претит оставаться в этой стабильной реальности, они готовы летать. И порой разбиваться.

11. Кельман Даниэль. «Ф». Перевод: Т. Зборовская (М.: АСТ, 2017)

Близнецы Эрик и Ивейн Фридлянды и их сводный брат Мартин отправляются на выступление знаменитого гипнотизера со своим отцом. После представления Фридлянд-старший исчезает: он хочет быть свободен и счастлив – и становится писателем. Его детям остается самим распоряжаться своей жизнью, но она, похоже, оказывается подчинена неведомой им силе. Силе, которая вызовет события одного судьбоносного дня в августе 2008 года. «Ф» — изящная, смешная и трагическая книга о бесконечной сложности человеческой жизни.

12. Киньяр Паскаль. «Вилла «Амалия». Перевод: И. Волевич (М.: Азбука, 2011)

После череды внушительных томов изысканной авторской эссеистики появление «Виллы «Амалия», первого за последние семь лет романа Паскаля Киньяра, было радостно встречено французскими критиками. Эта книга сразу привлекла к себе читательское внимание, обогнав в продажах С. Кинга и М. Уэльбека. В центре повествования — судьба удивительной женщины-композитора, созданного ею эзотерического музыкального мира, прощание с красотой мира, очарование одиноких прогулок на заветном острове, освобождение от суеты и соблазнов во имя чистого творчества.

«Девочки» — дебютный роман Эммы Клайн, ставший большим литературным событием. За сюжетом угадывается канва истории Чарлза Мэнсона и его коммуны-секты, состоявшей по большей части из юных девушек. Пронизанный атмосферой шестидесятых роман Эммы Клайн — о тайных желаниях, о глубинных комплексах, спрятанных даже от самих себя, о беззащитности и уязвимости юности, о недостатке любви, о том, как далеко могут зайти девочки в поисках этой любви и тепла.

14. Литтелл Джонатан. «Благоволительницы». Перевод: А. Лешневская и И. Мельникова (М.: Ад Маргинем, 2014)

События Второй мировой войны глазами офицера СС. Неприятный, бесстрастный и надменный тип Максимилиан Ауэ симпатий не вызывает. Но цель романа — не сочувствие к обреченному на злодейства палачу, а попытка понять, как обычный человек без своего желания/нежелания становится винтиком в смертоносной машине и теряет любой шанс остаться невиновным.

15. Майер Филипп. «Американская ржавчина». Перевод: М. Александрова (М.: Фантом Пресс, 2017)

Филипп Майер разворачивает свою историю на фоне щемяще-прекрасных пейзажей Пенсильвании, в которые вписаны ржавеющие остатки былой индустриальной мощи. «Американская ржавчина» — написанная в «эпохальном» стиле сага о современной Америке, история о неуверенности в себе и в стране, о мрачной реальности, превозмочь которую можно лишь на очень личном уровне.

16. Макдональд Хелен. «»Я» значит «ястреб»». Перевод: Н. Жутовская (М.: АСТ, 2017)

«Я» значит «Ястреб» — автобиографический роман Хелен Макдональд, в котором Хелен рассказывает о том, как она воспитывала и учила охотиться ястреба-тетеревятника по имени Мэйбл, пытаясь таким образом заглушить боль от утраты любимого отца. В автобиографическое повествование книги вплетена дополнительная сюжетная линия — история английского писателя Теренса Хэнбери Уайта, автора серии романов о короле Артуре «Король былого и грядущего».

17. Маккарти Том. «Когда я был настоящим». Перевод: А. Асланян (М.: Ад Маргинем, 2011)

Молодой житель Лондона попадает в аварию и, оказавшись в реанимации, вскоре получает от некой фирмы крупную сумму денег на условиях неразглашения обстоятельств катастрофы. Выписавшись из больницы, герой расходует время и деньги на то, чтобы вновь стать «настоящим» и обрести утраченный контакт с действительностью. Когда это не помогает полностью восстановить былое чувство аутентичности, герой пускается на все более рискованные эксперименты с реальностью…

18. Макьюэн Иэн. «Искупление». Перевод: И. Доронина (М.: Эксмо, 2008)

«Искупление» — это поразительная в своей искренности «хроника утраченного времени», которую ведет девочка-подросток, на свой причудливый и по-детски жестокий лад переоценивая и переосмысливая события «взрослой» жизни. Став свидетелем изнасилования, она трактует его по-своему — и приводит в действие цепочку роковых событий, которая аукнется самым неожиданным образом через много-много лет…

В молодости Альберто Мангель несколько лет был чтецом ослепшего Хорхе Луиса Борхеса. Переехав в Канаду, стал автором более двадцати книг нон-фикшн, составил как редактор и переводчик несколько десятков антологий, написал пять романов. В Curiositas автор доказывает и показывает на многочисленных примерах всех времен и эпох, от Сократа и Фомы Аквинского до Льюиса Кэрролла и Франца Кафки: любопытство — это не пошлое желание знать содержимое кошелька своего соседа, а одно из самых плодотворных человеческих чувств.

20. Моррисон Тони. «Боже, храни мое дитя». Перевод: И. Тогоева (М.: Эксмо, 2017)

В 1993 году американка Тони Моррисон получила Нобелевскую премию по литературе, как писательница, «которая в своих полных мечты и поэзии романах оживила важный аспект американской реальности». В книге «Боже, храни мое дитя» Моррисон обращается к проблеме взаимоотношений матери и ребенка. Это роман о семье, детских обидах и слепом желании свободы, а главное — о жестокости, в которую иногда может превратиться любовь.

21. Моррисон Тони. «Домой». Перевод: В. Голышев (М.: Журнал «Иностранная литература», 2014, № 8)

Чернокожий ветеран войны в Корее Фрэнк Мани возвращается домой, в Америку, страдающую от расовой дискриминации. Война оставила шрамы не только на его теле — его разум переполнен гневом и отвращением к самому себе. Его дом кажется ему чужим и он с ужасом отмечает, что ничто больше не трогает его — даже необходимость помочь своей страдающей от наркомании младшей сестре. Но погрузившись в детские воспоминания, переплетающиеся с памятью о войне, он неожиданно находит, как излечить свои душевные раны и обрести мужество совершить поступки, на которые он раньше не был способен.

22. Надаш Петер. «Книга воспоминаний». Перевод: В. Середа (Тверь: Колонна Пабликейшнз, 2015)

«Книга воспоминаний» венгерского писателя Петера Надаша — это «величайший роман современности и одна из самых великих книг XX века» по определению американской писательницы и критика Сьюзен Зонтаг. Надаш работал над романом десять лет. Главные темы «Книги воспоминаний» — это память и травма, состояние несвободы и деформации личности.

23. Оз Амос. «Иуда». Перевод: В. Радуцкий (М.: Фантом Пресс, 2017)

Действие романа крупнейшего современного израильского прозаика Амоса Оза разворачивается в 1959 году, спустя одиннадцать лет после создания государства Израиль. Оз размышляет о том, нужно ли было создавать такое государство, какова роль предательства в политике, да и вообще в нашей жизни. А главное — какова была истинная история Иисуса и мог ли такой человек быть основателем христианства?

24. Оз Амос. «Фима». Перевод: В. Радуцкий (М.: Фантом Пресс, 2017)

Это один из самых «русских» романов израильского классика, в котором отчетливо угадываются тени Гоголя и Чехова, а за суетливым, мечтательным, добрым и неприспособленным к жизни героем Фимой явственно проступает Обломов. Роман, в котором политика и таинство отношений мужчины и женщины перетекают друг в друга.

25. Пеннипакер Сара. «Пакс». Перевод: Н. Калошина и Е. Канищева (М.: Самокат, 2017)

Эта книга формально детская, но адресована она тому внутреннему ребенку, что живет в каждом взрослом. И к которому стоит время от времени обращаться с вопросами: не предавал ли я друзей? Не поступал ли я вопреки тому, что сам считаю правильным? Все ли я сделал для достижения цели, которую я сам считаю главной?

В книге «Пакс» два равноправных главных героя. Это 12-летний мальчик Питер и молодой лис Пакс. Они оба раньше времени потеряли матерей, живут в одном доме, им обоим кажется, что они чувствуют друг друга на расстоянии, и к ним обоим приходит одна беда — вынужденная разлука. Которую оба они преодолевают, невзирая на все препятствия, которые кажутся на первый взгляд непреодолимыми.  

26. Петтерсон Пер. «Пора уводить коней». Перевод: О. Дробот (М.: Текст, 2009)

Пер Петерсон считается одним из лучших норвежских стилистов, а его роман «Пора уводить коней» поразил литературных критиков языком, и в 2007 году он завоевал одну из самых престижных наград в области прозы — Дублинскую литературную премию. В центре сюжета — любовный треугольник на фоне войны.

27. Пирс Йен. «Падение Стоуна». Перевод: И. Гурова, А. Комаринец (СПб.: Астрель, 2013)

800-страничная и при этом весьма захватывающая история восхождения на верх финансовой пирамиды, рассказанная от лица трех профессиональных лжецов: репортера популярного издания, агента секретной службы и финансового воротилы. Каждый из них — лишь кусочек мозаики, а сам пазл складывается лишь в конце книги, где становится ясно, что человеку подвластно всё. Кроме судьбы. 

28. Робинсон Мэрилин. «Галаад». Перевод: Е. Филиппова (М.: АСТ, 2016)

Неторопливый роман лауреата Пулитцеровской премии. Пожилой умирающий священник берется за перо, чтобы рассказать историю своей жизни семилетнему сыну. В итоге это письмо попадает к нам, читателям, и мы становимся свидетелями истории стойкости, надежды и любви, с которой, кстати, не всё так просто.

К Зэди Смит приклеился ярлык «первый британский писатель XXI века». Ее слава началась в 2000 году, когда у 25-летней темнокожей красавицы, вчерашней студентки, вышел дебютный роман «Белые зубы», передающий мироощущение англичан смешанного происхождения. Во «Времени свинга» — в оригинале вышел в 2016 году — Смит обращается к другому этапу своей биографии и биографии своего поколения — когда завороженные нездешней пластикой Майкла Джексона девчонки и мальчишки захотели танцевать как он и жить как он, что не всегда понимали их консервативные родители.

30. Тимм Уве. «На примере брата». Перевод: М. Рудницкий (М.: Текст, 2013)

Много раз Уве Тимм пытался написать о брате, добровольце дивизии СС «Мертвая голова». Но всякий раз, начиная читать его дневник и фронтовые письма, он откладывал их, страшась найти подтверждение участия родного брата в зверствах эсэсовцев. Теперь, спустя много лет после войны, автор погружается в чтение этих материалов. И записи дают представление о «нормальной жестокости» — о войне на Восточном фронте.

31. Фоер Джонатан. «Вот я». Перевод: Н. Мезин (М.: Эксмо, 2018)

«Вот я» — масштабное эпическое повествование, книга, явно претендующая на звание большого американского романа. Для героев романа «Вот я», Джейкоба и Джулии, полжизни проживших в браке и родивших трех сыновей, разлад воспринимается не просто как несчастье — как конец света. Частная трагедия усугубляется трагедией глобальной — сильное землетрясение на Ближнем Востоке ведет к нарастанию военного конфликта. Отныне героям придется посмотреть на свою жизнь по-новому и увидеть зазор — между жизнью желаемой и жизнью проживаемой.

Динамичный роман-коктейль из тайн, соблазнений, убийств, миллиардного состояния, викиликс, изощренной мести и далее-далее по списку. В последнем на сегодняшний момент романе американца Джонатана Франзена, которого писатель Захар Прилепин даже как-то сравнил с Толстым, «судьбы человеческие» переплетаются с «пеной дней сегодняшних», и получается извилистый рассказ о том, какие формы может принимать правда и в какую цену она может встать. 

33. Штраус Бото. «Она/он». Перевод: Т. Зборовская (СПб.: ИД Ивана Лимбаха, 2017)

Сборник рассказов Бото Штрауса «Она/Он» — это книга о современных мужчинах, женщинах и их отношениях. Книгу подготовил швейцарский писатель и драматург Томас Хюрлиман. Книга начинается и завершается отрывками из рассказа «Книжная фея», в котором идет речь об отношениях рассказчика с Гермецией — «книжной феей»: она старается вернуть его из чтения в реальность.

34. Этвуд Маргарет. «Каменная подстилка». Перевод: Т. Боровикова (М.: Эксмо, 2017)

Новая книга от лауреата Букеровской премии Маргарет Этвуд. Девять связанных между собой колдовских историй-«сказов», и каждая из них фантасмагоричнее другой. Этвуд из тех писателей, от которых не только в каждой книге — в каждом рассказе — ждешь подвоха. Притча о «ссох­шемся» женихе оборачивается реалистичным рассказом о сильной любви. Укорененный в реальности рассказ о забастовке в больнице, того и гляди, закончится концом света. Автор «ужастиков» уже сам не уверен, пишет ли он хоррор — или живет в нем. 

35. Янчар Драго. «Этой ночью я её видел». Перевод: Т. Жарова (М.: Центр книги Рудомино, 2013)

Словения. Вторая мировая война. Увидено и воссоздано сквозь призму судьбы Вероники Зарник, живущей поперек общепризнанных правил и канонов. Пять глав романа — это пять «версий» ее судьбы, принадлежавших разным людям. Мозаика? Хаос? Или — жестокий, вызывающе несентиментальный взгляд автора на историю, не имеющую срока давности? Жизнь и смерть героини романа становится частью жизни каждого из пятерых рассказчиков до конца их дней. Нечто похожее происходит и с читателем.

СПРАВКА

Ежегодная литературная премия «Ясная Поляна» учреждена музеем-усадьбой Л. Н. Толстого и компанией Samsung Electronics в 2003 году.

Номинация «Иностранная литература» появилась в 2015 году. Впервые награду получили американка японского происхождения Рут Озеки за роман «Моя рыба будет жить» и ее переводчица Екатерина Ильина. В 2016 году лучшей зарубежной книгой был признан роман «Мои странные мысли» Орхана Памука (переводчик — Аполлинария Аврутина). Лауреат 2017 года — Марио Варгас Льоса с романом «Скромный герой» (переводчик с испанского — Кирилл Корконосенко).

Читать по теме:

Лучшие книги 21 века: 20 книг, которые обязан прочитать каждый

Лучшие книги ХХI века: Pixabay

Правы ли те, кто считает, что настоящая литература осталась достоянием прошлого? Действительно ли великих произведений больше не пишут? Двадцать лучших книг XXI века помогут ответить на эти вопросы.

Иэн Макьюэн. «Искупление» (2001)

Роман вошел в список 100 лучших книг XXI века по версии подразделения New York Magazine Vulture. Оценка книги на Goodreads — 3,91 балла. Роман получил шесть премий, среди которых WH Smith Literary Award и Los Angeles Times Book Prize.

Книга повествует о девочке Брайони, которая однажды ложно обвинила в изнасиловании парня сестры. Этот поступок разрушил жизни нескольких людей. Брайони не сразу поняла, что совершила. Теперь она пытается искупить содеянное.

Обложка книги «Искупление»: YouTube/Anatoliya_Liya Books and life

Винфрид Зебальд. «Аустерлиц» (2001)

Этот роман на портале Goodreads оценили в 3,93 балла. Он внесен в список Vulture и The Guardian. Книга удостоена Independent Foreign Fiction Prize, National Book Critics Circle Award.

Герой книги Жак Аустерлиц младенцем в 1939 году был привезен в Англию. Его усыновили британцы, после смерти которых Жак узнал, что его биологическая мать погибла в немецком концлагере. Герой посвящает жизнь сбору информации о настоящей семье.

Обложка книги «Аустерлиц»: YouTube/Про книги и другое

Мишель Уэльбек. «Платформа» (2001)

Роман, ставший одним из лучших в XXI веке по версии Vulture, оценили на Goodreads в 3,80. В рецензии Independent говорится, что книга полна описаний запретных эротических приключений. Это манифест против духовного упадка и политической конфронтации.

Герой, не видя ничего постыдного в секс-туризме, намерен при каждом отеле корпорации «Аврора» открыть по клубу «Афродита». Там постояльцы смогут получить любые сексуальные услуги. На этом фоне происходит развитие романа героя с девушкой Валери.

Обложка книги «Платформа»: YouTube/Про книги и другое

Сара Уотерс. «Тонкая работа» (2002)

Книга упоминается в списках Vulture и The Guardian. Оценка романа на Goodreads — 3,99 балла. Книга награждена тремя премиями, в том числе CWA Ellis Peters Historical Award.

Произведение рассказывает о Сью Триндер — сироте, живущей в бедняцком районе викторианского Лондона. Девочка не представляет, что в ее происхождении кроется большая загадка. Однажды на пороге Сью появляется некто, готовый приподнять завесу над тайной.

Обложка книги «Тонкая работа»: YouTube/Books of Kris

Дэн Браун. «Код да Винчи» (2003)

Книга переведена на 44 языка и издана тиражом, превышающим 81 млн экземпляров. «Код да Винчи» более двух лет находился в перечне бестселлеров The New York Times и три года пребывал в аналогичном списке Publishers Weekly. На Goodreads оценка «Кода» — 3,87. Роман получил British Book Award for Book of the Year и восемь других престижных премий.

Роман рассказывает о религиоведе из Гарварда Роберте Лэнгдоне. Однажды ему в руки попадает зашифрованная записка. Чтобы разобрать ее, необходим ключ, а он есть в работах да Винчи. Тому, кто его получит, откроется величайшая тайна древности.

Обложка книги «Код да Винчи»: YouTube/Елена Мулика

Грегори Дэвид Робертс. «Шантарам» (2003)

Книга входит в перечень 12 лучших индийских романов от Independent. На Goodreads ее оценка — 4,23. Меган О’Грэйди полагает, что «Шантарам» стоит потраченного на него времени.

Роман основан на личном опыте Робертса и читается, как триллер. Грабитель в прошлом и вылечившийся от зависимости наркоман сбегает из австралийской тюрьмы, открывает для себя Мумбаи, живет в трущобах, занимается контрабандой и трудится в Болливуде. В Индии герой нашел свое предназначение и истинную любовь.

Обложка книги «Шантарам»: YouTube/Канал YouTube Детектив

Сесилия Ахерн. «P.S. Я люблю тебя» (2004)

Книга стала одним из самых продаваемых дебютных романов. Она заняла первое место в списках бестселлеров Ирландии и Британии. В Германии произведение пробыло в национальном списке бестселлеров 52 недели.

Оценка произведения на Goodreads — 4,02. В рецензии Publishers Weekly указывается, что талант рассказчика создал захватывающую историю, основанную на необычной предпосылке.

Холли Кеннеди получает пакет, в котором лежит десять писем покойного супруга. Открывать разрешено один конверт в месяц. В письмах говорится, что надо сделать Холли, чтобы пережить разлуку.

Обложка книги «P.S. Я люблю тебя»: YouTube/Аудиокниги от PATEPHONE

Филип Рот. «Заговор против Америки» (2004)

Книга вошла в перечень The Guardian. Оценка романа на Goodreads — 3,77. Произведение получило WH Smith Literary Award, James Fenimore Cooper Prize и еще несколько номинаций.

В книге показаны альтернативные США. Президентом здесь стал не Рузвельт, а Линдберг, назвавший Гитлера великим человеком. Все эти события показаны глазами мальчика Филипа Рота, семью которого, как и остальных евреев, притесняют.

Обложка книги «Заговор против Америки»: YouTube/Про книги и другое

Стиг Ларссон. «Девушка с татуировкой дракона» (2004)

Роман в списке лучших книг The Guardian. На Goodreads он получил 4,14 балла. Литературный критик Питер Гаттридж считает, что эта книга полна страсти и тонкого проникновения в развращенные умы. Роман награжден Barry Award, Glass Key Award и еще четырьмя литературными премиями.

Журналисту Микаэлю Блумквисту поручили расследовать исчезновение девушки. Изучая дело 40-летней давности, журналист находит связь между ним и убийствами женщин, которые случались в разные годы. Следствие приводит Микаэля в тихий городок, где за мирными фасадами разыгрывается настоящий ад.

Обложка книги «Девушка с татуировкой дракона»: YouTube/Канал YouTube Детектив

Роберто Боланьо. «2666» (2004)

Изданный после смерти автора роман входит в список Vulture. На портале Goodreads его оценка составила 4,14. Писатель Бен Эренрайх полагает, что этой книгой Боланьо пытался произвести окончательный расчет с миром. Роман наградили National Book Critics Circle Award и еще тремя премиями.

Книга рассказывает о событиях, произошедших в вымышленном мексиканском городке Санта-Тереза. Его прообразом стал Сьюдад-Хуарес, где в 1990-х годах было обнаружено больше 400 трупов женщин и девочек. Эти преступления и загадка неуловимого писателя-немца оказываются в центре сюжета.

Обложка книги «2666»: YouTube/Про книги и другое

Кадзуо Исигуро.

«Не отпускай меня» (2005)

Роман вошел в списки Vulture и The Guardian. На портале Goodreads его оценка — 3,83. Писатель Майкл Джон Харрисон отмечает, что книга — это авторское исследование смерти, потерь и того, что значит быть человеком. Роман наградили ALA Alex Award.

Кэти Х. живет в альтернативной Британии конца XX века, где создание собственных клонов обеспечивает человека запасными органами. Кэти с друзьями и есть этими клонами-донорами. Их жизнь подчинена одной цели — остаться здоровыми до момента, когда хозяину потребуется тот или иной орган.

Обложка книги «Не отпускай меня»: YouTube/ЛитРес

Келли Линк. «Магия для «чайников» (2005)

Сборник рассказов находится в перечне лучших книг XXI века от Vulture. Оценка на Goodreads — 3,81. Сборник наградили Locus Award, Nebula Award и рядом других премий. Литературный критик Женева Мельзак называет книгу сборником пронзительных, а иногда зловещих рассказов.

Из рассказов Линк читатель узнает об особенностях обслуживания зомби в круглосуточном магазине, подростках, сблизившихся благодаря серийному маньяку, жизни призрака зубной щетки и других странных вещах.

Обложка книги «Магия для «чайников»: YouTube/Про книги и другое

Кормак Маккарти. «Дорога» (2006)

Награжденный Пулитцеровской премией роман на Goodreads имеет 3,97 балла. Он входит в список лучших книг века Vulture и The Guardian. Шотландский писатель Алан Уорнер назвал «Дорогу» вершиной творчества Маккарти.

Книга лишена сюжета, финала, выводов и имен. Герои романа — отец и сын, которые куда-то идут. Позади них не осталось ничего, а впереди их ничто не ждет. Категории зла и добра исчерпаны, любить некого, достоинство не та вещь, которая вспоминается, когда хочется есть.

Обложка книги «Дорога»: YouTube/Daniel Horn

Диана Сеттерфилд. «Тринадцатая сказка» (2006)

Дебютной книге автора, которую сравнивают с сестрами Бронте, на Goodreads поставили 3,96 балла. Kirkus Reviews назвал роман очаровательной готикой XXI века. Произведение наградили The Quill Award и ALA Alex Award.

Маргарет Ли любит классику, потому, когда знаменитая писательница современности Вида Винтер приглашает ее стать биографом, девушка не скрывает удивления. Героиня оказывается в доме Виды, готическая атмосфера которого причудливо оттеняет тайны хозяйки.

Обложка книги «Тринадцатая сказка»: YouTube/Книжный блог Ирины

Хилари Мантел. «Волчий зал» (2009)

Роман, награжденный Booker Prize, National Book Critics Circle Award и Walter Scott Prize, оценили на Goodreads в 3,87 балла. Ему нашлось место в списках Vulture и The Guardian.

Действие книги происходит в Англии XVI века. Томас Кромвель — 15-летний мальчик, только что сбежавший от отца. В будущем он займет пост канцлера и поможет королю решить вопрос с престолонаследием.

Обложка книги «Волчий зал»: YouTube/Neverending Reading

Гиллиан Флинн. «Исчезнувшая» (2012)

На Goodreads книгу оценили на 4,09 балла. Она входит в список Vulture и награждена Puddly Award.

Ник и Эми вынуждено покинули Нью-Йорк и перебрались в провинцию. Жизнь пары не заладилась: Эми ссорится с Ником и исчезает. В ее убийстве обвиняют мужа.

Обложка книги «Исчезнувшая»: YouTube/МАХнeм читать!!!

Марлон Джеймс.

«Краткая история семи убийств» (2014)

Лучшей эту книгу, получившую Booker Prize, считают в Vulture. На портале Goodreads ее оценка — 3,89. Фантаст Кэй Миллер назвал роман книгой, исследующей эстетику насилия.

Это история о покушении на Боба Марли и о его последствиях. Книга реалистично рассказывает о Ямайке 1970-х годов с ее нищетой и безысходностью.

Обложка книги «Краткая история семи убийств»: YouTube/Да, Лермонтов

Рэйчел Куск. «Контур» (2014)

Литературный критик Кэти Вальдман пишет, что Куск достигла в трилогии чего-то радикального и прекрасного. На Goodreads оценка произведения, вошедшего в списки списках Vulture и The Guardian, составила 4,25.

Героиня трилогии — писательница из Англии Фэй. По дороге в Афины она знакомится с пожилым греком. Тот рассказывает о своих неудачных браках. Затем героиня встречается с ирландцем, который делится историями из жизни.

В каждой главе писательница слушает чужие мысли о любви, литературе и браке. Все это помогает понять, в чем люди ищут смысл жизни.

Обложка книги «Контур»: YouTube/Зерозер

Пол Бейти. «Продажная тварь» (2015)

Книга (на Goodreads — 3,75 балла) награждена Booker Prize и National Book Critics Circle Award.

Скандальная сатира рассказывает о Бонбоне, который предстал перед Верховным судом по обвинению в попытке восстановить рабство в США. По ходу действия герой рассказывает о детстве и печальных эпизодах жизни. Пикантность в том, что герой романа — чернокожий.

Обложка книги «Продажная тварь»: YouTube/Stas VS Books

Лиза Холлидей. «Асимметрия» (2018)

The New York Times включил роман в список «15 книг женщин, формирующих художественную литературу в XXI веке», а Vulture — в свой топ-100. На Goodreads ее оценка — 3,46. Джастин Джордан назвал «Асимметрию» — дебютом, задающим головокружительное количество вопросов.

В книге две сюжетные линии. В первой рассказывается об отношениях молодой сотрудницы издательства Алисы с пожилым автором. Вторая посвящена писателю из Ирака Амару, который застрял в аэропорту Хитроу. Оба сюжета неожиданно соединяются в финале.

Обложка книги «Асимметрия»: YouTube/Зерозер

Среди представленных выше лучших книг XXI века встречаются произведения разных жанров. Каждый читатель найдет несколько интересных вариантов для нескучного времяпрепровождения.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/leisure/books/1785010-lucsie-knigi-21-veka-20-knig-kotorye-obazan-procitat-kazdyj/

100 лучших романов ⅩⅩⅠ века — Журнал «Афиша»

— Вы однажды назвали себя хроникером. Что вы имели в виду?

— Бальзак любил говорить: «Я секретарь французского общества». В том смысле, что ведет учет всего, что происходит в обществе — причем не в высшем свете, а в обычном. Для меня хорошо делать свою работу — значит оперативно рассказывать новости. Именно это выражение использовал Ницше, когда пояснял свою фразу «Бог умер». Он сказал, что это отнюдь не манифест атеизма, что он всего лишь сообщил людям новость — важнейшую новость современной истории. Он, конечно, имел в виду, что образованные люди постепенно перестают верить. Тогда же, в начале 1880-х, Ницше предсказал, что усиление в XX веке «варварских националистических группировок» приведет к «войнам, равных которым мир еще не знал». Иными словами, предрек нацизм, коммунизм и мировые войны. Неплохо, да? В общем, когда я пишу свои книги — «Я — Шарлотта Симмонс» например, — мне кажется, что я просто сообщаю новости. Я никогда не занимаюсь политикой. Хотя в «Шарлотте» критики ее все равно нашли, особенно левые. Они вообще дико враждебно отнеслись к роману.

— А в чем были их претензии?

— Ну, они считали, что то, что я описываю, в принципе не могло произойти. Дескать, в университетах жизнь устроена совсем иначе. Но такие рецензии писали люди, которым уже за 50: они лет 30 не бывали в кампусах и понятия не имеют, как там обстоят дела. А либералы решили, что я против сексуальной революции, потому что фиксация на сексе, описанная в романе, в итоге приводит к печальным последствиям. Интеллектуалы вообще гордятся тем, что они свободны от религии и могут свободно рассуждать про секс.

— Кажется, для вас слово «интеллектуал» — почти оскорбление.

«Костры амбиций» (1987) История падения одного биржевого маклера — и одна из главных книг про Нью-Йорк, показывающая всю городскую жизнь от Уолл-стрит до Бронкса— Интеллектуал всегда возмущен. Он кормится гневом, он не может без гнева. Отличный пример — Ноам Хомский. Когда Хомский был просто одним из самых выдающихся лингвистов мира, его никогда не называли американским интеллектуалом: его считали ученым, добившимся успеха в своей области. Интеллектуалом его назвали тогда, когда он публично осудил войну во Вьетнаме, в которой ничего не понимал. Тогда-то я и понял: интеллектуал — это человек, который хорошо разбирается в каком-то одном вопросе, но высказывается публично исключительно по другим. Не обязательно глубоко понимать, о чем речь, главное — возмущаться. Маршалл МакЛюэн однажды сказал, что самое простое, что может сделать идиот, чтобы выглядеть достойно, — это выразить свой праведный гнев. Очень верное замечание, особенно в наше время.

— Вы же очень долго были журналистом — причем очень успешным. Когда вы решили заняться литературой?

— Я сразу хотел ей заниматься. И после университета был убежден, что рано или поздно начну писать романы. Но сначала занялся журналистикой как одной из форм писательства. А потом влюбился — и в эту профессию, и в этот образ жизни. Журналист каждый день получает доказательства своего особого статуса: вот твое имя рядом с заголовком статьи, а вот полицейское оцепление, за которое ты можешь пройти. Твоя пресс-карта открывает перед тобой практически любые двери. Потом, после того как в Нью-Йорке случилась газетная забастовка 1962 года и у меня несколько месяцев не было работы в штате, я стал писать в журналы как фрилансер — и увлекся тем, что потом назвали «новой журналистикой». И уж когда я в это погрузился — о романах и думать перестал. Я до сих пор считаю, что экспериментальный нон-фикшн 1960-х и 1970-х — самое интересное, что случилось с американской литературой за последние 50 лет. Да и до сих пор жанр вполне в форме. В отличие от романа.

— Погодите, а что с ним не так?

«Мужчина в полный рост» (1998) История падения одного финансового магната: Вулф исследует природу мачизма и мораль капитализма — и критикует политкорректность— Жанр катится под откос. Современные писатели в большинстве своем — выпускники факультетов изящных искусств известных университетов, а университеты эти — сплошное болото. Писатели не хотят пачкать руки и копаться в дерьме, которое есть в обществе. Их учат психологическому роману, учат тому, что книгу надо писать на основе собственного опыта. Хорошо, я согласен. Но сколько книг ты можешь написать о себе? Если бы Диккенс работал по такой схеме, он бы написал только «Дэвида Копперфильда» — и все. Толстому повезло больше: он и на военной службе успел побывать, и в высшем обществе вращался, и землю пахал. Так что осилил и «Войну и мир», и «Анну Каренину». Для выживания романа нет никаких причин — думаю, он станет анахронизмом вроде поэзии, к которой сейчас относятся как к занятию достойному, но совсем непопулярному. Если писатели не будут выбираться из своих кабинетов, заставленных книжными полками от пола до потолка, с романом будет все то же самое. А стоило бы им заняться тем, чем занимались писатели первой половины ХХ века. Стейнбек был репортером в газете San Francisco News — и не потому, что ему были нужны деньги, а потому, что он хотел собрать материалы для книги. Именно так он попал в лагерь сезонных рабочих-мигрантов — именно так возникли «Гроздья гнева». Дос Пассос ездил по стране в поисках материала для «Манхэттена» и трилогии «США». И таких историй масса. Вы можете написать замечательный роман на основе 25 лет своей жизни, но второй ваш роман будет про парня, который выпустил одну успешную книгу, а теперь у него нет денег, нет девушки и он летит с пятью пересадками до Бруклина и думает: «О черт». По-моему, это не слишком интересно. Я понимаю, что многие считают реализм старомодным. Но как по мне, это все равно что говорить, что электричество устарело.

— Так зачем вам тогда самому понадобилось писать романы?

— Это было своего рода испытание себя. Я опубликовал нон-фикшн про астронавтов, «Битву за космос». Впервые в моей профессиональной жизни я мог не думать о деньгах. И тогда решил: что ж, многие говорят, что «новой журналистикой» занимаются люди, которые боятся больших художественных форм; надо бы это опровергнуть. Отсюда и появились «Костры амбиций». Но все равно я первым делом договорился с Rolling Stone, что они будут печатать роман частями. Мне были нужны дедлайны, иначе я бы никогда его не закончил. Ну и, честно говоря, после «Костров» я продолжать не собирался. Но роман оказался таким успешным, что я поддался искушению и написал второй. Ну и так далее. Хотя я по-прежнему считаю, что самая великая американская литература за последние 50 лет — это нон-фикшн.

— Вы и для «Я — Шарлотта Симмонс» собирали материал? Все-таки вам уже было за 70 в тот момент, наверное, не так легко было войти в доверие к студентам и подглядеть, чем они занимаются в своих общежитиях.

«Я — Шарлотта Симмонс» (2004) История падения одной невинной студентки: Вулф критикует систему американского высшего образования и всеобщую озабоченность сексом— Большинство людей не понимают, что такое делать репортаж. Правда. Мол, как же старик может сблизиться со студентами? Вы же на них совсем не похожи. И что? Я не похож ни на кого, о ком я писал. Я не похож на космонавта. Я не похож на хиппи. Когда я писал про серферов в «Банде насосной станции», они считали меня старпером — а мне было 32. Ну и что? Это не помешало нам быстро сойтись. В каком-то смысле делать репортаж — самое простое занятие в мире, потому что тебе не нужны никакие специальные техники. Тебе нужна только установка: «У вас есть информация, она мне нужна — и я заслуживаю того, чтобы ее получить». Тут было ровно так же. Любой человек, впервые очутившись в чужом окружении или в незнакомой ситуации, чувствует себя неловко. Но как только он к нему или к ней привыкает, его защитные барьеры исчезают. У меня не было никаких проблем со студентами. Я много с кем говорил, я ошивался у них на вечеринках — и все было нормально. Если люди позволяют тебе в принципе там остаться, они перестают как-то специально иметь тебя в виду через несколько часов. Это просто тяжело — все время перестраховываться. Ну и потом я же не ходил по общежитиям в белом костюме. Это было бы слишком театрально. Синий блейзер, фланелевые брюки, галстук… Правда, у меня не было особых проблем с тем, чтобы добыть информацию.

— Эти ваши фирменные белые костюмы и вообще манера одеваться известны не сильно меньше, чем ваши книги. Что для вас значит мода?

— На самом деле, все люди зациклены на моде одинаково. Есть, конечно, мужчины, которые хотят выглядеть адекватно в любой обстановке и ничем не выделяться. А есть те, кто, как я, специально чуть отступают от нормы. У моих костюмов традиционный крой, просто они все белые. То же самое с ботинками и со всем остальным. Мне кажется, что писателю идет на пользу привлечение внимания любыми способами, поскольку книги, которые он продает, — это продукт массового потребления. Как вы понимаете, эту позицию мои коллеги-писатели не разделяют. Вы наверняка заметили, что совсем немногие из них готовы сфотографироваться для задней обложки своей книги в галстуке. Это проявление богемного стиля, представители которого стремятся так или иначе продемонстрировать, что они плевать хотели на условности. Но потом эта позиция в свою очередь сама становится условностью. В какой-то момент я решил, что если увижу еще хоть одного писателя в расстегнутой рубашке и с развевающимися на ветру волосами, то вообще перестану покупать книги.

— Вы же и в романах своих много внимания уделяете описаниям быта. Ваши критики любят на это указывать.

— Когда я еще был журналистом, я как-то инстинктивно понял, что, если описываешь современную жизнь, ты не можешь обойтись без брендов, без звуков, без конкретных ощущений того места, о котором ты рассказываешь, здесь и сейчас. Названия марок, вкусы в одежде и мебели, манера обращения с детьми и с начальниками — все это очень много сообщает о людях. Да, меня за это много ругают. Но я утешаюсь тем, что за то же самое ругали Бальзака: Сент-Бев, в частности, много писал о том, что у него фиксация на мебели. Мол, чего он заставляет нас читать эти романы, пусть лучше откроет свой магазин. Но ведь хоть мебель, хоть костюм всегда показывают, что ее обладатель думает о своем месте в этом мире — или какое бы место в нем он хотел бы занимать. Бальзак не зря часто начинал главы с описания комнаты и обстановки. Он мог указать, что шторы на окнах были не из дамаста, а наполовину хлопковые — и таким образом давал читателю полное представление о статусе тех, кто в этом доме живет.

— Вы же не только писатель, но и художник. Как это вышло?

«Back to Blood» (2012) История падения одного города: Вулф анализирует, как мигранты ме­няют Америку, на примере Майами, в котором кубинцев больше, чем коренных жителей— Мать всегда говорила мне побольше рисовать. Когда я этому учился в детстве в Вирджинии, за 25 центов в неделю, была Великая депрессия — и почти в каждом штате Америки в арт-студиях преподавали обнищавшие художники, прекрасные мастера. А когда я впервые устроился журналистом в газету, меня отправили на судебное заседание писать репортаж по делу об убийстве. Фотографировать в зале было запрещено. А я увидел то, чего раньше не видел никогда и нигде: обвиняемые сидели в полуклетке, похожей на хоккейные ворота. Мне показалось это страшно несправедливым, и, пока шло заседание, я нарисовал, как это выглядело. А в газете это напечатали. Правда, потом, когда «Вашингтон пост» наняла меня как репортера, который может сам иллюстрировать материалы, я долго не продержался. Чуть с ума не сошел. Я обнаружил, что когда ты находишься на месте происшествия и рисуешь, ты не слышишь слова — только звуки. Видимо, конфликт правого и левого полушарий.

— Но от современного искусства вы, я так понимаю, не в восторге. Ваша книга «Раскрашенное слово», в которой вы прошлись по Уорхолу, де Кунингу и прочим крупным фигурам, в свое время вызвала много шума.

— Знаете, я считаю, что «Раскрашенное слово» — это история вкуса. Там нет никаких оценочных суждений. Именно поэтому она вызвала такую ярость. Арт-мир может легко разобраться с тем, кто говорит, что ему не нравится Раушенберг или Поллок. Но книга была не о том, что они плохие художники, а о том, что решения относительно того, кого стоит считать хорошим художником, принимают три тысячи человек, живущих в Нью-Йорке. Когда я сказал людям, что они просто слепо следуют суждениям определенных персонажей, — тут-то их и проняло. Что касается сегодняшнего дня… Интересно, что абстракция выходит из моды. Начинающие художники мечтают, чтобы кто-то научил их рисовать живых людей, но в художественных школах сейчас осталось крайне мало преподавателей, которые могут научить черчению. В итоге люди просто оказываются недоучками. Они не все знают о цвете, о свете и тени. Это хорошо видно на примере Пикассо. Он бросил художественную школу, когда ему было 15 лет, под тем предлогом, что его якобы уже ничему не могли там научить. Биографы Пикассо восторженно описывают этот момент, но, к сожалению, он так и не научился перспективе. Он рисует человека (одного или двух), размещает на переднем плане какой-нибудь предмет мебели, а все, что сзади, размыто. С анатомией у него тоже не очень. На многих портретах пальцы рук у людей похожи на пучок спаржи. В ракурсах Пикассо опять же был не силен. Вообще, если бы я рисовал так же плохо, как Пикассо и Брак, я бы тоже придумал какой-нибудь кубизм.

12 книг российских писателей, которые стоит прочесть — Истории

Русская литература всегда славилась своими традициями. Отечественные писатели вошли в школьные программы по всему миру, авторы лучших произведений получают международные премии и признание как среди соотечественников, так и за рубежом. Разумеется, не все книги становятся бестселлерами. Мы решили вам рассказать о самых ярких книгах современных российских писателей, которые придутся вам по душе. 

1. Владимир Сорокин, «Манагара»

@with_love_to_books_and_stitch

Издательство: АСТ, Corpus

Возрастные ограничения: 18+

63-летний писатель пишет с 1969 года. За это время он написал 10 романов, 11 пьес и опубликовал 10 сборников рассказов, имеет множество наград российских литературных премий, награжден Министерством культуры Германии и был номинирован на международного Букера.

Последний его роман — «Манарага». Какой будет судьба бумажной книги в мире умных блох и голограмм, живородящего меха и золотых рыбок, после Нового Средневековья и Второй исламской революции? В романе «Манарага» Владимир Сорокин задает неожиданный вектор размышлениям об отношениях человечества с печатным словом. Необычная профессия главного героя — подпольщика, романтика, профессионала своего дела, — заставляет нас по-новому взглянуть на книгу. Роман Сорокина можно прочесть как эпитафию бумажной литературе — и как гимн ее вечной жизни. 

2. Михаил Веллер, «Легенды Невского проспекта»

@tatiana_begun

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 16+

Талантливый писатель, журналист и публицист за 70 лет своей жизни написал более 10 романов, два десятка сборников рассказов. Но самым известным его сборником остается «Легенды Невского проспекта», который впервые был издан в 1993 году. Невероятно уморительные рассказы с особым шармом подарят вам хорошее времяпрепровождение и не позволят оторваться ни на минуту.  

Потрясающая легкость иронического стиля и соединения сарказма с ностальгией сделали «Легенды Невского проспекта» поистине национальным бестселлером. Невероятные истории из нашего недавнего прошлого, рассказанные мастером, все чаще воспринимаются не как фантазии писателя, но словно превращаются в известную многим реальность.

3. Михаил Шишкин, «Письмовник»

@lilyinbookishland

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 16+

Михаил Шишкин является единственным лауреатом трех главных литературных премий России: «Русский Букер» («Взятие Измаила»), «Национальный бестселлер» («Венерин волос») и «Большая книга» («Письмовник»). Произведения Михаила Шишкина невероятно тонкие и пронзительные, задевающие струны души и увлекающие в глубины сюжета.

В романе «Письмовник», на первый взгляд, всё просто: он, она. Письма. Дача. Первая любовь. Но судьба не любит простых сюжетов. Листок в конверте взрывает мир, рвется связь времен. Прошедшее становится настоящим: Шекспир и Марко Поло, приключения полярного летчика и взятие русскими войсками Пекина. Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время. Это роман о тайне. О том, что смерть — такой же дар, как и любовь.

4. Евгений Водолазкин, «Авиатор»

@jeannecojeanne

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 16+

Евгений Водолазкин — живой классик. Он удостоен дважды премии «Большая книга» за свои романы «Лавр» и «Авиатор». Помимо российский наград удостоен сербской и итальянской премий. По версии газеты Guardian роман «Лавр» вошел в топ-10 книг мировой литературы о Боге. 

Герой романа «Авиатор» — человек в состоянии tabula rasa: очнувшись однажды на больничной койке, он понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего — ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Петербург начала ХХ века, дачное детство в Сиверской и Алуште, гимназия и первая любовь, революция 1917-го, влюбленность в авиацию, Соловки… Но откуда он так точно помнит детали быта, фразы, запахи, звуки того времени, если на календаре — 1999 год?

5.

Дмитрий Быков, «Июнь»

@alina.valyaeva

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 18+

Писатель, журналист и литературовед Дмитрий Быков помимо романов написал биографии Бориса Пастернака, Владимира Маяковского, Булата Окуджавы и Максима Горького. В его копилке 16 российских и международных наград. Им написано 19 романов, издано 16 поэтических сборников. Его последний роман вошел в шорт-лист премии «Большая книга», которая пройдет в конце 2018 года. 

Новый роман Дмитрия Быкова — как всегда, яркий эксперимент, литературное событие. Три самостоятельные истории, три разных жанра. Трагикомедия, в которую попадает поэт, студент знаменитого ИФЛИ. Драма советского журналиста: любовь и измена, эмиграция и донос, арест и предательство. Гротескная, конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста. В центре всех историй — двадцатый век, предчувствие войны и судьбы людей в их столкновении с эпохой.

6. Виктор Пелевин, «Тайные виды на гору Фудзи»

@knigagid

Издательство: Эксмо

Возрастные ограничения: 18+

Виктор Пелевин — самый загадочный российский автор. Несколько лет назад телеведущий Александр Гордон предположил, что автора вообще не существует, а от имени Виктора Пелевина пишет группа авторов. Но этот миф удалось развеять благодаря рассказам людей, лично знакомых с писателем — его одноклассников, однокурсников, коллег и преподавателей. В его копилке 16 наград российских литературных премий. Последнюю, премию Андрея Белого за роман «iPhuk 10», он получил в 2017 году. 

Описание романа: Готовы ли вы ощутить реальность так, как переживали ее аскеты и маги древней Индии две с половиной тысячи лет назад? И если да, хватит ли у вас на это денег? Стартап «Fuji experiences» действует не в Силиконовой долине, а в российских реалиях, где требования к новому бизнесу гораздо жестче. Люди, способные профинансировать новый проект, наперечет. .. Но эта книга — не только о проблемах российских стартапов. Это о долгом и мучительно трудном  возвращении российских олигархов домой. А еще — берущая за сердце история подлинного женского успеха. Впервые в мировой литературе раскрываются эзотерические тайны мезоамериканского феминизма с подробным описанием его энергетических практик. Речь также идет о некоторых интересных аспектах классической буддийской медитации. 

7. Гузель Яхина, «Зулейха открывает глаза»

@bestbook_are

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 16+

Гузель Яхина написала всего два романа, но оба — обязательны к прочтению тем, кто увлечен русской литературой. Ее дебютное произведение — «Зулейха открывает глаза» удостоено шести российских и зарубежных премий и номинаций. 

Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.  Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши — все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь. 

8. Леонид Юзефович, «Маяк на Хийумаа»

@bestbook_sochi

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 16+

Юзефович не только писатель, но и историк. В его библиографии вы встретите исторические романы, детективы, а также короткую прозу. Леонид Юзевофич обладатель российских премий, таких как «Национальный бестселлер» и «Большая книга». 

В книге «Маяк на Хийумаа» собраны рассказы разных лет, в том числе связанные с многолетними историческими изысканиями автора. Он встречается с внуком погибшего в Монголии белого полковника Казагранди, говорит об Унгерне с его немецкими родственниками, кормит супом бывшего латышского стрелка, расследует запутанный сюжет о любви унгерновского офицера к спасенной им от расстрела еврейке. Тени давно умерших людей приходят в нашу жизнь, и у каждой истории из прошлого есть продолжение в современности.

9. Алексей Иванов, «Ненастье»

@knigagid

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 18+

Практически каждый из нас знает о книге Иванова «Географ глобус пропил» или хотя бы смотрел фильм. Алексей Иванов — обладатель множества номинаций литературных премий и наград, в том числе и правительства РФ за роман «Ненастье». Кстати, в понеельник, 12 ноября, на телеканале «Россия» начался одноименный сериал, снятый по мотивам романа Алексея Иванова. 

Описание романа: 2008 год. Простой водитель, бывший солдат Афганской войны, в одиночку устраивает дерзкое ограбление спецфургона, который перевозит деньги большого торгового центра. Так в миллионном, но захолустном городе Батуеве завершается долгая история могучего и деятельного союза ветеранов Афганистана — то ли общественной организации, то ли бизнес-альянса, то ли криминальной группировки: в лихие девяностые, когда этот союз образовался и набрал силу, сложно было отличить одно от другого. Но роман не про деньги и не про криминал, а про ненастье в душе. Про отчаянные поиски причины, по которой человек должен доверять человеку в мире, где торжествуют только хищники, — но без доверия жить невозможно. Роман о том, что величие и отчаянье имеют одни и те же корни. О том, что каждый из нас рискует ненароком попасть в ненастье и уже не вырваться оттуда никогда, потому что ненастье — это убежище и ловушка, спасение и погибель, великое утешение и вечная боль жизни.

10. Наринэ Абгарян, «С неба упали три яблока»

@very_literatary

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 16+

Наринэ Абгарян стала известной благодаря автобиографичному роману «Манюня», который изначально она писала в своем блоге. В 2015 году она была удостоена премии Александра Грина за выдающийся вклад в литературу. Помимо милых детских историй для детей писательница подарила миру и «взрослые книги».

«С неба упали три яблока» — история одной маленькой деревни, затерянной высоко в горах, и ее немногочисленных обитателей, каждый из которых немножко чудак, немножко ворчун и в каждом из которых таятся настоящие сокровища духа.

11. Захар Прилепин, «Грех»

@juliukir

Издательство: АСТ

Возрастные ограничения: 18+

Захар Прилепин является дипломантом и победителем множества литературных премий, за роман «Обитель? он получил премию «Большая книга», а роман «Грех» удостоен премии «Супер Нацбест» и назван лучшей книгой десятилетия. 

Маленький провинциальный городок и тихая деревня, затерянные в смутных девяностых. Незаметное превращение мальчика в мужчину: от босоногого детства с открытиями и трагедиями, что на всю жизнь, — к нежной и хрупкой юности с первой безответной любовью, к пьяному и дурному угару молодости, к удивлённому отцовству — с ответственностью уже за своих детей и свою женщину. ГРЕХ — это рефлексия и любовь, веселье и мужество, пацанство, растворённое в крови, и счастье, тугое, как парус, звенящее лето и жадная радость жизни. Поэтичная, тонкая, пронзительная, очень личная история героя по имени Захарка.

12. Людмила Улицкая, «Лестница Якова»

@books_o_clock

Издательство: Редакция Елены Шубиной

Возрастные ограничения: 18+

Людмила Улицкая является обладателем премий «Большая книга» и «Русский букер», ее книги переведены на 25 языков, ее произведения экранизируют, а сами романы непременно становятся бестселлерами.  

«Лестница Якова» — это роман-притча, причудливо разветвленная семейная хроника с множеством героев и филигранно выстроенным сюжетом. В центре романа — параллельные судьбы Якова Осецкого, человека книги и интеллектуала, рожденного в конце XIX века, и его внучки Норы — театрального художника, личности своевольной и деятельной. Их»знакомство» состоялось в начале XXI века, когда Нора прочла переписку Якова и бабушки Марии и получила в архиве КГБ доступ к его личному делу… В основу романа легли письма из личного архива автора.

Фото на превью: @vanackercom

A Little Life by Hanya Yanagihara обзор – необычный, неровный, безжалостный | Художественная литература

Первый роман Ханьи Янагихары, The People in the Trees , заслужил более широкую аудиторию, чем он нашел: самооправдательные мемуары лауреата премии, ученого-первопроходца, который забрал мальчиков с отдаленной культуры тихоокеанских островов обратно в США. , где он их поднимал и оскорблял, она лингвистически и психологически сложна, стилистически элегантна, темна и пугающа — но мало кто из читателей это заметил. Теперь, с A Little Life , Янагихара перевернул предложение, рассказав историю мальчика, который постоянно подвергается жестокому насилию со стороны нескольких взрослых, которым поручено заботиться о нем, и его борьбе, чтобы забыть кошмар своего детства. На этот раз все обратили на это внимание, включая судей Букеровской премии этого года, которые выбрали его для своего лонг-листа.

Сначала Маленькая жизнь читается как мужская версия романа Мэри Маккарти Группа , когда четыре университетских друга путешествуют по большому миру.Малкольм, Джей-Би, Виллем и Джуд, случайным образом выбранные соседями по комнате в колледже, становятся лучшими друзьями. Яркие, амбициозные и талантливые, все они переезжают в Нью-Йорк, занимаясь разными карьерами: красавчик Виллем работает официантом, одновременно пробуясь на роль актера; JB создает модное экспериментальное искусство, мечтая о славе репрезентативного художника; Малкольм происходит из богатой, требовательной семьи и опасается, что его карьера архитектора не впечатлит его отца; Джуд — молодой юрист, работающий в офисе государственного защитника. Читатель предсказывает, что у кого-то получится, у кого-то потерпит неудачу; кто-то построит счастливые отношения, кто-то нет; трагедии будут случаться и преодолеваться. Читатель, однако, сильно ошибается: вскоре все четверо друзей обречены на неумеренный профессиональный успех, а двое из них быстро отступают на задний план, а Джуд Сент-Франциск становится главным героем романа.

Этот выбор имеет несколько последствий, большинство из которых неудачны. Он все больше сводит других персонажей к сюжетным функциям или репрезентативным типам, превращая освежающий взгляд на дружбу, верность и симпатию в более обычную хронику страданий и выживания, заработанного тяжелым трудом и всегда зависящего от обстоятельств.Джуд тщательно хранит свои секреты, но на 70 страницах этого 700-страничного романа он раскрывает Виллему, своему лучшему другу и соседу по квартире, что он обычно наносит себе вред, а читатель узнает, что за его порезами стоит жестокое детство. Постепенно Янагихара раскрывает степень и особенности жестокого обращения, которому он подвергся, в то время как отношения Джуда с Виллемом и профессором права Гарольдом, который становится ему суррогатным отцом и на законных основаниях усыновляет Джуда в возрасте 30 лет, в конечном итоге требуют внимания книги. .

По мере того, как внимание к Джуду усиливается, роман перестает быть тем, что делало его необычным, и начинает предъявлять высокие требования к нашей жалости к нему. Его первые 15 лет состоят из безудержного, гротескного, экстравагантного оскорбления, а затем щелкает авторский переключатель. Всю оставшуюся жизнь (за важным исключением одного катастрофически оскорбительного отношения) Иуда сталкивается только с бескорыстной любовью и добротой: покровитель безнадежного дела становится безнадежным в окружении святых. Все его друзья очень обеспокоены Джудом, за исключением того, что они беспокоятся о ком-то еще, включая себя.Есть что-то тревожно инфантильное и нарциссическое в этой докоперниканской концепции мира Иуды, в фантастической конструкции, в которой люди, любящие его, так же бесконечно заняты его психодрамой, как и он сам. В реальной жизни люди, как правило, устают от навязчивых повторений других людей, в основном потому, что они поглощены собственными драмами. Но это маленькая жизнь, которая склоняется к большой сказке, о жестокости и благородстве, зле и добре. В самом деле, это своего рода триумф, когда персонажи столь же безжалостно добродетельны, как и друзья Джуда, кажутся даже отдаленно правдоподобными, а их привязанность к нему такой же трогательной, как она есть.Абсолютная доброта Виллема, в частности, действует только для того, чтобы подчеркнуть отчаяние Джуда — и все же это как-то трогательно.

Столь же невероятным является огромный успех всех четырех друзей: Виллем не только зарабатывает на жизнь как актер, но и становится всемирно известной кинозвездой. Малкольм — всемирно известный архитектор, отмеченный наградами. JB выставляется в MoMA до того, как ему исполнится 30 лет, и все его картины изображают крупных кинозвезд, но никто из его аудитории, кажется, не отвлекается на это и не критикует тот факт, что он рисует только трех одних и тех же людей.Есть некоторые четкие представления о культуре Нью-Йорка, места, которое действует «как будто счастье — это то, чего каждый должен и может достичь, и что любой компромисс в его стремлении — это ваша вина… только здесь вы чувствовали себя обязанным как-то оправдать свою карьеру чем-либо, кроме бешенства; только здесь тебе пришлось извиняться за то, что ты верил во что-то другое, кроме себя». Немаловажен тот факт, что этот переход происходит рано; эти персонажи живут в узнаваемом современном моменте, с компьютерами и электронной почтой, но история в большом масштабе с ними не случается.И при этом они никогда не перерастают друг друга — когда они отдаляются друг от друга, это происходит очень лично и преднамеренно, а не ситуативно или случайно. Единственная история, имеющая значение в этой книге, — это личная история.

В самом начале Джуд вспоминает любезного социального работника, который перед поступлением в университет сказал ему: «Нужно говорить об этих вещах, пока они свежи. Или вы никогда не будете говорить о них. Это будет становиться все труднее и труднее, чем дольше вы ждете, и это будет гноиться внутри вас, и вы всегда будете думать, что вы виноваты.Джуд определенно думает, что он виноват, и Янагихара никогда не позволяет нам забыть об этом, сообщая этот важный факт много раз на многих страницах. Прошлое Джуда заставило его бояться секса; и поэтому, объясняет Янагихара, «в качестве компенсации за секс есть порезы, которые он делает все больше и больше: чтобы облегчить чувство стыда и упрекнуть себя за чувство обиды». Это клинические записи терапевта, которые Джуд отказывается видеть, а не проблеск беспокойного внутреннего мира. The People in the Trees рассказывалось от первого лица, привнося всю перспективную сложность памяти, лицемерие и самооправдание. Здесь Янагихара решает просто сообщить нам, что думают ее персонажи. Это не мысль: это голос за кадром.

Проблема с тем, чтобы рассказывать, а не показывать, не в том, что это пренебрегает авторским правилом, изложенным Генри Джеймсом; писатели могут нарушать все правила, в том числе и это, если это улучшает их книги. Но такое повествование дистанцируется: оно оставляет нас наблюдать за тем, что чувствует Джуд, вместо того, чтобы активно разделять его замешательство, боль, страдания.Между тем, восполнение воспоминаний Джуда о изощренных пытках имеет печальный эффект, превращая садистские рассказы о жестоком обращении с детьми в повествовательную расплату, в то время как все более причудливые наказания, которым он подвергается, начинают напоминать мученичество от рук автора, а не бездумное жестокости других людей.

И тогда Джуд спасен — за исключением того, что это не так, что является спасительной благодатью романа, который остается захватывающим далеко за пределы того, на что он имеет право быть. Есть что-то восхитительное в отказе Янагихары позволить Джуду преодолеть свое прошлое, в ее бескомпромиссной настойчивости в том, что оно должно постепенно победить его.Это сопротивление искуплению совершенно не по-американски, и тем лучше для него. В какой-то момент Виллем вспоминает о своих отношениях с Джудом: «Они выбрали другую, более знакомую форму отношений, которая не сработала. Но теперь они изобретали свой собственный тип отношений, который не был официально признан историей или увековечен в стихах или песнях, но который казался более искренним и менее сковывающим». Книга делает обратное, начиная с чего-то более истинного и менее ограничивающего, прежде чем вернуться к знакомому.

Маленькая жизнь неровная, необычная, безжалостная; он быстро продвигается вперед, прежде чем скатиться в долгие рассказы о страданиях, описываемых в хрониках ненависти к себе. «Элегантный ум хочет элегантных концовок», — говорит Джуд в какой-то момент, восхваляя профессора математики, который верил в аксиому равенства. Элегантные умы, вероятно, предпочитают элегантные узоры повсюду, а не только в конце. Как и его главный герой, это роман, выбитый из колеи поисковыми вопросами. Но это также показывает истинность максимы, однажды предложенной Эдмундом Уилсоном, что роман может совершить любое количество грехов, пока он не совершает смертный грех — он не должен перестать жить.Каким-то образом, вопреки всему, так же, как и ее главный герой, эта книга переживает все, что бросает ей автор, и если она не побеждает, то сильно переигрывает шансы.

Чтобы заказать A Little Life за 11,99 фунтов стерлингов (рекомендованная розничная цена 16,99 фунтов стерлингов), перейдите на сайт bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатно в Великобритании на сумму свыше 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальный размер заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

Gilead by Marilynne Robinson обзор – поврежденное сердце Америки | Marilynne Robinson

Gilead
by Marilynne Robinson
282 стр., Virago, 14 фунтов стерлингов.99

Американскую писательницу Мэрилин Робинсон многие годы уважали как автора, чей удивительный дебют «Домашнее хозяйство», опубликованный в 1981 году, мгновенно стал классикой. Написанная богатой и чистой прозой, эта прекрасно сделанная история о двух девочках, воспитанных их тетей-бродягой в маленьком американском городке под названием Фингербоун, завораживала краткостью жизни и соблазнительным долголетием истории. Он сосредоточился на «жизни погибших вещей», переосмыслил условность как очень тонкую тактику выживания, создал новую мифологию быстротечности и придал обновленный смысл сочетанию таких слов, как «призрак» и «вымысел».

Теперь, спустя 24 года, наконец-то появился второй роман Робинсона, который только что получил Пулитцеровскую премию за художественную литературу. Единственными другими ее книгами были научно-популярные книги: сборник философских эссе «Смерть Адама» (2000 г.) и страстная полемика о Селлафилде и британской атомной промышленности «Родина-мать» (1989 г.), в которой она проследила свое прошлое до того, что увидела. как его корни в британской социальной истории, «знающее и рассчитанное загрязнение британским правительством с целью получения прибыли густонаселенного ландшафта самым токсичным веществом, которое, как известно, существует на земле».

Новый роман писателя, чей единственный другой — классика, сигнализирует о несправедливой неизбежности сравнения, а также о том, что ему есть к чему стремиться. У этих двух романов много общего, в частности общая озабоченность тем, как дети неумолимо исчезают в своем собственном будущем, и увлечение смертностью. Оба романа посвящены чужакам и тому, что с ними происходит в обществе.

Но Галаад, книга об отцах и сыновьях, где «Домашнее хозяйство» было книгой о девочках и женщинах, и фрагментарной, где одним из достижений «Домашнего хозяйства» была полнота плавного повествования, занимает противоположную позицию повествования с главным героем, чья инсайдерская информация не может быть сильнее. .В Книге Бытия, в истории Иосифа, Галаад — это случайно упомянутое место, оставленное купцами, которые купили Иосифа у его братьев. Галаад Робинсона — небольшой американский городок в Айове в 1956 году. Джон Эймс, проповедник в возрасте около 70 лет, чье сердце подводит его, пишет письма своему единственному ребенку, которому сейчас шесть лет, чтобы, когда мальчик станет взрослым, его отец не увидит, у него будет хотя бы такой посмертный односторонний разговор: «Пока ты это читаешь, я нетленен, как-то живее, чем когда-либо был.

Эймс происходит от проповедников. Он старый, смутно республиканец, восхитительно жизнелюбивый, сентенциозный и раздражающе склонный к проповеди. Он записывает для сына подробности повседневной жизни и свои собственные рассказы о своем отце-пацифесте и дедушке-аболиционисте, которые могли поднять толпу на «хорошую» нравственную войну; эти истории являются одними из самых ярких в истории Роман.Между тем, в кажущейся идиллической заводи возникают нерешенные и тревожные проблемы бедности и расы — хотя и так мягко, что они почти невидимы, — особенно когда суррогатный сын Эймса, традиционная «плохая участь», возвращается в Галаад, и обстоятельства вызывают сравнение между Социальная неприемлемость 1950-х и аболиционистский пыл всего пару поколений назад. Рассказать об этой истории здесь значило бы разорвать то, что Робинсон старается передать с тонкостью паутины.

Гилеад читается как написанное в ушедшем времени.Настолько, что когда ребенок Эймса рисует «Мессершмитты» и «Спитфайры», это на самом деле шокирует. Это часть его цели — быть сознательным повествованием о будущем от кого-то, чье время было другим и закончилось. «Я полагаю, что проведу здесь эксперимент с откровенностью», — говорит Эймс в письмах, которые в конечном итоге обнаружат его собственную непрозрачность, поскольку Робинсон осторожно прерывает монологию.

Эймс любит задавать вопросы; то же самое и с Робинсоном, чей роман мгновенно переходит от дискуссий о клише к использованию инакомыслия, и чей главный герой — человек, который, когда Америка вступила в первую мировую войну, сжег свою единственную настоящую бесшабашную антивоенную проповедь, потому что «я знал только люди в церкви были бы несколькими старыми женщинами, которые уже были настолько грустными и напуганными, насколько они могли быть, и одобряли войну не больше, чем я». Слово «гнев» часто фигурирует в книге, которая старается никогда не подниматься до него. Вместо этого это деликатное обвинение. «Может быть, с тех пор, как я написал это, произошли новые войны, которые показались вам смелыми. В том, что войны были, я не сомневаюсь».

Книга об израненном сердце Америки, отчасти яркая, отчасти потрепанная, медленное чтение с «сумеречным» рассказчиком, повторениями, осторожной томностью. Это не литературный эквивалент первого романа Робинсона, но времена изменились, и Галаад, который, кажется, в каком-то смысле почти возмущается тем, что вообще является романом, возможно, более близок к «усилиям Матери-Земли разрушить некоторые из структурам мышления, делающим реальность невидимой для нас», чем пышно вызванным отсутствиям Домашнего Хозяйства.Не самый непосредственно располагающий к себе сюжет, это не самый непосредственно располагающий из романов.

Но в Галааде Робинсон обращается к бедственному положению серьезных людей со спокойным взглядом, напоминая о либеральных философских и религиозных традициях нации, маленькие города которой «когда-то были крепкими крепостными стенами, предназначенными для защиты мира», ссылаясь на традицию интеллектуальной дискурсивность и исторический цикл, который переходит от радикального к консервативному, а затем снова к радикальному и представляет, как бы с точки зрения собственной слепоты времени, эпоху, когда происходили немыслимые вещи, но сами они были готовы невообразимо измениться к лучшему. .Он не согласен со статус-кво, будучи посланием для поколений от ныне устаревшего статус-кво. «Что я могу вам оставить, кроме руин былого мужества и знаний о былом мужестве и надежде?» Все может и изменится; они были раньше, и они будут снова.

21 лучший роман 21 века

Блог – опубликовано Пятница, 18 января

Когда вы думаете о лучших романах 21 века, какие названия первыми приходят вам на ум? Джонатан Сафран Фоер «Чрезвычайно громко и невероятно близко» ? Миддлсекс Джеффри Евгенидес? Возможно, Исправления , или Дорога , или Удивительные приключения Кавалера и Клея ? Это отличные романы, но все они вписываются в шаблон — тяжелые драмы, затрагивающие темы семьи, любви, конфликтов и ненависти, написанные высоко оцененными критиками белыми авторами-мужчинами.Другими словами, как и почти любой другой претендент на звание Великого американского романа.

Не заблуждайтесь, это действительно одни из лучших романов 21 века. Но есть много других, которые упускают из виду либо потому, что они обманчиво прямолинейны, либо слишком экспериментальны, слишком коммерческие или недостаточно коммерческие.

О некоторых из этих игр вы, возможно, никогда не слышали, в то время как другие породили франшизы на миллиарды долларов. Но по своей сути все они одинаковы: набор слов на бумаге, рассказывающий историю, которая стала одним из 21 лучших романов 21 века.

Если вы чувствуете себя ошеломленным количеством великих классиков, вы также можете пройти наш 30-секундный тест ниже, чтобы быстро сузить круг и получить персональную рекомендацию книг 😉

📚

Какую книгу прочитать следующей?

Откройте для себя идеальную книгу. Занимает 30 секунд!

Начать викторину

1. 1Q84 Харуки Маруками

Когда первое десятилетие 21 века подходило к концу, японский мастер магического реализма Харуки Маруками опубликовал 1Q84 — роман, который можно определить только как восточную версию 1984 , но под кислотой. Роман Маруками начинается в 1984 году, когда женщина по имени Аомаме убивает гостя в гламурном отеле. Однако вскоре после этого она сталкивается с проверкой реальности — в буквальном смысле, поскольку оказывается в альтернативном антиутопическом Токио, который она называет 1Q84.Эта эпическая история, состоящая из сотен страниц и опубликованная в трех отдельных томах, не поддается категоризации. Но он идеально подходит для одной категории: Великого Романа.

2. 2666 Роберто Боланьо

Это жуткое, мистическое изображение насилия и смерти в Хуаресе было опубликовано посмертно — его влиятельный чилийский автор Роберт Боланьо умер за год до того, как оно было выпущено, а его сюжет — явное размышление о смертности. 2666 следует за пятью разными нитями, каждая из которых изначально кажется несвязанной, за исключением их связи с сотнями нераскрытых убийств бедных женщин в Хуаресе.Однако оказывается, что между литературным критиком, профессором философии, американским журналистом и загадочным писателем гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд… и все принимает космический оборот. Но как только пыль уляжется, останется только одна история: 2666 , масштабное и трагическое достижение и, несомненно, один из лучших романов 21 века.

Ищете что-нибудь новое для чтения?

Доверяйте рекомендациям книг реальным людям, а не роботам.

Или зарегистрируйтесь с адресом электронной почты

3. Буря мечей Джордж Р. Р. Мартин

В наши дни больше людей «смотрят Игру престолов », чем «читают Песнь Льда и Пламени », серию из эпических фэнтезийных романов , на которых основано популярное телешоу. Но сами книги собрали ненасытную фанатскую базу с тех пор, как в 90-х вышла первая часть.В серии с сотнями персонажей, разбросанных по всему средневековому миру, фанатам, вероятно, трудно во многом согласиться, но большинство скажет вам, что из пяти книг, опубликованных до сих пор, Буря мечей является лучшей. .

Избалованный принц и его отчужденный дедушка соревнуются за высший трон королевства Вестерос. Тем временем владыка могущественного северного города провозглашает независимость и угрожает отделением. И если этого было недостаточно, группа туземцев из-за стен королевства начинает атаку на Вестерос, и только скудный Ночной Дозор может защитить его.Как и остальная часть серии, : Буря мечей рассказывается с разных точек зрения, следуя отдельным сюжетным линиям каждого значимого персонажа. Этот роман просто охватывает лучшие из них.

4. Визит отряда головорезов Дженнифер Иган

Что такого в этих великих романах, рассказывающих слабо связанные между собой истории? Это произведение Дженнифер Иган, получившее Пулитцеровскую премию, можно было бы почти считать сборником рассказов, если бы сама автор не настаивала на том, что это роман. Но будь то клептоманка, признающаяся в своем пороке психотерапевту, вечеринка в Нью-Йорке, закончившаяся катастрофой, или злополучный концерт панк-группы The Flaming Dildos, 13 глав Визит банды головорезов в конце концов сливаются в единую историю: одна из связей, установленных и утраченных в мире рок-н-ролла.

5. Американские боги Нила Геймана

Наконец-то роман с незамысловатым сюжетом! Действительно, путешествие классического героя в основе современного фэнтези Геймана может быть частью того, почему книгу часто упускают из виду при перечислении лучших романов 21-го века.Вот как разворачивается путешествие: главный герой, Тень, досрочно выходит из тюрьмы, чтобы оплакивать шокирующую смерть своей жены. Ему нечего терять, и он знакомится с мистером Средой, мошенником и, как выясняется, богом. Если это звучит как мясистая фантастика в мягкой обложке, то это потому, что Гейман черпает такое же влияние из дешевых романов, как и из классики, сливая их в один действительно великий роман.

6. Дочь костоправа Эми Тан

Эми Тан получила почти одинаковое количество одобрения и критики с момента публикации The Joy Luck Club в 1989 году, но любите вы или ненавидите ее работу, нельзя отрицать, что она сделала то, что у нее получается лучше всего в Дочь костоправа .

Рут — успешный писатель-призрак и иммигрантка из Китая в первом поколении, поддерживающая свою больную мать Лу Лин, чье неустойчивое поведение и вера в духов только усилились с ее слабоумием. В конце концов Рут переводит автобиографию своей матери, раскрывая секреты, которые преследовали жизнь Лу Линг, а также ее собственную.

7. Белый для колдовства от Helen Oyeyemi

Британо-нигерийская писательница Хелен Ойейеми начала свою издательскую карьеру только в 2004 году, а на ее счету уже несколько классических романов, рассказов и пьес.Но нет ничего более ослепительного, чем White for Witching .

История призрака о совершеннолетии. Эта книга рассказывает о Мири, молодой женщине с редким расстройством пищевого поведения, которая переезжает в свободный дом с привидениями со своим недавно овдовевшим отцом. Но когда они нанимают экономку йоруба, которая в свободное время практикует джу-джу, сверхъестественное становится благожелательным присутствием в истории, освещая настоящие злые силы в мире: расовое насилие, болезни, перемещение и ксенофобию.

8. Короткая чудесная жизнь Оскара Вао Джуно Диаса

Джуно Диас, возможно, в прошлом году потерял благодать , но это только делает его неприятное личное исследование токсичной мужественности в этом романе еще более захватывающим. Оскар Вао — ребенок с избыточным весом, который больше всего в жизни боится умереть девственником. То, на что он идет, чтобы избежать этого в своей «короткой чудесной жизни», попеременно шокирует, вызывает тошноту и выпотрошивание. Но путешествуя от Нью-Джерси до Доминиканской Республики в погоне за мужским идеалом, Диас оставляет после себя размышления об угнетении и сексуальной идентичности, которые также могут служить чем-то вроде признания.

9. Загадочное ночное происшествие с собакой Марк Хэддон

В Загадочное ночное происшествие с собакой , по сути, разыгрываются два романа: классическое детективное убийство, вдохновленное Шерлоком Холмсом, для взрослых и трогательная история взросления для детей.Может быть, именно поэтому она добилась успеха в обеих демографических группах и известна как — одна из лучших книг всех времен . Или, может быть, это просто из-за единственного повествования в центре.

Кристофер Бун, подросток в спектре аутизма, расследует смерть собаки, насаженной на садовые вилы. Однако в «деле» он разгадывает другую тайну: тайну собственной семьи и детства. Рассматривая аутизм Кристофера как нечто большее, чем просто еще один процедурный сюжетный ход, Хэддон написал один из определяющих романов века об одном из определяющих феноменов века.

10. Выход на запад Мохсин Хамид

Не прошло и года с момента его публикации в 2017 году, но Exit West уже на века. Молодая пара эмигрирует из таинственной, раздираемой гражданской войной страны через серию дверей, которые телепортируют их по всему миру. Подобно «Корпорация монстров». .

11. Гарри Поттер и Кубок огня Дж.К. Роулинг

Цикл, породивший семь романов, десять фильмов (и их число продолжает расти), четыре парка развлечений, две бродвейские пьесы и одного автора, который был богаче английской королевы, уже на рубеже веков имел в своем активе три превосходных романа. Итак, легко забыть, что в 2000 году « Гарри Поттер » был еще одной замечательной трилогией для молодых взрослых. Все изменилось, когда имя Гарри Поттера вылетело из Кубка огня, заставив его принять участие в волшебном межшкольном спортивном мероприятии, известном как Турнир Трех Волшебников. Если вы единственный человек в мире, который еще не читал ее, мы не будем ее вам портить… но, как и ожидалось, все становится внеклассным.

«Гарри Поттер и Кубок огня» был больше, чем предыдущие три романа, почти во всех отношениях — длина, размах и признание. Первая экранизация вышла в следующем году, а потом дело дошло до гонок. Но с публикацией Кубка Огня фантастическая судьба франшизы уже была решена.

12. Похититель молний Рик Риордан

Не каждый великий молодежный роман 21-го века стал таким большим, как Гарри Поттер — хотя и не из-за отсутствия попыток. Люди годами пытались адаптировать рассказ Рика Риордана о мифологии и взрослении Похититель молний , будь то фильм или сценический мюзикл . Перси Джексон — обычный 12-летний мальчик с СДВГ, которого мать каждый год отправляет в другую следственную школу, где его, тем не менее, всегда настигают неприятности. Только в последнее время он стал принимать совсем другую форму: сатиры, волшебные мечи и Фурии прямо из Преисподней. Отправившись в таинственный летний лагерь, Перси узнает, что его отсутствующий отец на самом деле может быть греческим богом… и он не единственный.

С такой историей неудивительно, что Голливуд снова и снова пытался сделать Похититель молний реальностью. Но до сих пор это было бесполезно — может быть, потому, что он просто работает так хорошо, как роман, что никакая адаптация никогда не будет полностью соответствовать.

13. Линкольн в Бардо: Роман Джорджа Сондерса

После десятилетий написания рассказов Джордж Сондерс наконец выпустил свой дебютный роман в 2017 году… и это офигенно. Линкольн в Бардо происходит в течение одного вечера, когда покойный сын Авраама Линкольна Вилли уходит в загробную жизнь, а президент оплакивает потерю ребенка. Если бы я сказал что-то еще, это испортило бы это безумно изобретательное художественное произведение, но идея о том, что бардо (буддийское понятие, также известное как «лимбо») содержит призраков тех, «изуродованных желаниями, которые они не смогли реализовать при жизни», особенно остра. в контексте этого романа, который Сондерс задумывал в течение двадцати лет, прежде чем, наконец, решил написать его.

14. В поисках Аляски Джон Грин

Есть причина, по которой эта книга регулярно превосходит О мышах и людях , 451 по Фаренгейту и Приключения Гекльберри Финна в списках книг, которые чаще всего оспаривают или запрещают в школах. Спросите многих родителей, и они скажут вам, почему: этот молодежный роман просто не для молодых людей. Майлз Холтер переводится в школу-интернат в Алабаме, быстро влюбляется в возмутителей спокойствия (и влюбляется в главного нарушителя спокойствия, Аляску).Прогулы в школе, розыгрыши, курение сигарет, самоубийство — назовите табу подросткового возраста, и оно описано в В поисках Аляски . Но именно это делает этот роман о совершеннолетии таким аутентичным. Это просто «Над пропастью во ржи» 21 века.

15. Материнское молоко Эдвард Сент-Обин

Четвертый роман душераздирающей, почти автобиографической серии Патрик Мелроуз вряд ли можно назвать романом.Измените несколько имен, разберите несколько составных персонажей, и у вас будут точные воспоминания о последнем члене старого поколения британской элиты. Вымышленному аватару Эдварда Сент-Обина Патрику, правнуку барона, никогда не приходилось беспокоиться о финансах в юности — вместо этого его борьба пришлась на руки его жестоко жестоких родителей и последующей жизни, полной зависимости и саморазрушения. Но теперь, женатый и с двумя детьми, он возвращается в свое детское поместье, чтобы заботиться о своей нерадивой матери, пока она тратит остаток своего состояния на евангелистскую схему Понци.

Подробности жизни Св. Обина, описанные в Материнское молоко , не вызывают такого сильного беспокойства, как более ранние записи в серии, такие как ужасное жестокое обращение в детстве, изображенное в Never Mind , или затяжной наркотический запой, который включает в себя Плохие новости . Но как размышление о наследственной травме и смене поколений оно стоит особняком.

16. Oryx & Crake Маргарет Этвуд

Свиньи с человеческим мозгом.Мужчины со светящимися гениталиями. Человек по имени Снеговик. В антиутопическом будущем, опустошенном безудержной генной инженерией, он кажется последним живым человеком, голодающим и одиноким, если не считать группы примитивных гуманоидов. Действие происходит как в прошлом, так и в будущем — до и после краха общества, управляемого корпорациями-монополистами, — в этом романе многое можно отнести к категории «научной фантастики». Может быть, поэтому его часто упускают из виду при обсуждении классики 21-го века. Но причина, по которой этот роман стоит особняком от набора антиутопий , — это та же самая причина, по которой Маргарет Этвуд выступала против этого ярлыка: как и «Рассказ служанки» , в романе нет ничего, что «мы еще не можем сделать или начать делать.

17. Саг-Харбор Колсон Уайтхед

Колсон Уайтхед стал нарицательным в 2016 году благодаря своему, к сожалению, своевременному роману : Подземная железная дорога , а оказал огромное влияние на , выпустив в 2019 году The Nickel Boys . Но в 2009 году он опубликовал Сэг-Харбор , что является его настоящим заявлением о славе. Этот роман, рассказывающий об афроамериканском опыте с помощью гораздо более сдержанного подхода, чем его более поздние книги, рассказывает историю Бенджи Купера, чернокожего подростка в преимущественно белом районе для отдыха, который заново изобретает себя, чтобы приспособиться — давление, которое испытывают читатели всех рас. можно, без сомнения, относиться.

18. Распродажа Пола Битти

Когда дело доходит до, к сожалению, своевременных романов, этот лауреат Букеровской премии 2016 года определенно выделяется. Эта острая сатира касается неназванного главного героя, который пытается восстановить сегрегацию в своем пригороде Лос-Анджелеса, чтобы он мог нанять раба для работы на своей ферме по выращиванию марихуаны/арбузов. Несмотря на превосходную, преувеличенную постановку и мрачную юмористическую прозу, именно серьезные, насущные темы, подчеркивающие повествование, приносят этому роману место в этом списке.

19. Скоро я стану непобедимым Остин Гроссман

Эта супергеройская сатира Остина Гроссмана осталась незамеченной по ряду причин — перенасыщенный рынок, тень его брата Льва (автора Волшебники , популярной трилогии и телешоу) и простой вопрос: «Кто хочет прочитать книгу о супергероях?» Но любой, кто упускает из виду Скоро я стану непобедимым , упускает типичную часть супергеройских медиа 21-го века.

В романе рассказывается о двух главных героях: Фатале, киборге, недавно завербованном в суперкоманду в стиле Мстителей, и докторе Невозможном, лексско-люторианском супергении, недавно заключенном в тюрьму, но замышляющем следующую серию попыток мирового господства. Менее чем на 300 страницах Гроссману удается охватить почти все аспекты, образы и эпохи истории супергероев. Но в то же время он создает свой собственный мир сплетен, обид и горя, и он так же захватывающий, как любой комикс золотого века.

20. Болотная земля!  Карен Рассел

После смерти матери трое детей Бигтри отправляются на поиски ее призрака, в то время как их отец изо всех сил пытается сохранить семейный бизнес. Проблема в том, что упомянутый семейный бизнес — это парк развлечений, посвященный борьбе с аллигаторами — одноименная «Болотная земля!» Эта стильная, дико оригинальная смесь магического реализма, черной комедии, южной готики и семейной драмы затрагивает гораздо более глубокие темы, чем можно было бы предположить из ее глупой предпосылки.Но именно захватывающая проза Карен Рассел оставляет неизгладимое впечатление, что мир Swamplandia! не так уж отличается от нашего.

21.

Белые зубы Зэди Смит

Зэди Смит — просто один из самых важных авторов 21-го века, и у нее есть несколько названий, которые могли бы попасть в этот список. Но ее дебютный роман стоит особняком как своего рода заявление о миссии. Сюжет в его основе довольно прост: два друга, один из Англии, а другой из Бангладеш, возвращаются в Лондон с войны и проводят время в пабе.Много времени в пабе. Но эта простая установка позволяет Смит использовать свои многочисленные таланты, чтобы исследовать почти все на свете, от посттравматической депрессии до религиозных догм и отношений Британии с ее бывшими колониями. Если и есть один роман, который ближе всего подходит к изображению западного мира на рубеже веков, то это « Белые зубы ».

***

Не знаете, какую книгу прочитать следующей? Взгляните на эти удивительные сайты с обзорами книг и позвольте другим читателям помочь вам принять решение!

25 книг, которые нужно прочитать перед смертью: 21 век

Списки от Powell’s Staff, 13 августа 2018 г. , 16:56.

Нам трудно поверить, что прошло 17 лет с тех пор, как мы впервые приветствовали новое тысячелетие.В январе 2001 года галлон бензина стоил 1,46 доллара. Facebook было три года до запуска. 11 сентября не было. Огромные политические и культурные сдвиги были всего через несколько месяцев… и некоторые из лучших книг, которые мы когда-либо читали, ждали своего часа. В этом году для нашего пятого ежегодного списка «25 книг, которые нужно прочитать перед смертью» мы выбрали романы, стихи, рассказы и документальную литературу, затрагивающие основные проблемы жизни 21-го века: среди них раса, наследственность, идентичность, война. , и исчезающие дикие. От двойных агентов до урагана «Катрина» и межгалактических путешествий — эти 25 совершенно разных книг создают потрясающий портрет непостоянства, настойчивости и надежды, лежащих в основе жизни в Америке 21-го века.

Пылающий мир
Сири Хустведт

Сири Хустведт охватывает два мира в своем творчестве, с ее великолепной, лирической, часто сказочной художественной литературой и документальной литературой о науке, искусстве и культуре. «Пылающий мир» — это роман, но необычный — это демонстрация силы о выдающейся женщине-художнице («Гарри»), в трех великих работах которой использовались «маски» — художники-мужчины, заявившие, что эти работы принадлежат им самим. . С помощью выдержек из журналов, интервью и критических эссе из мира искусства, а также воспоминаний детей, друзей и любовников Гарри он тепло и подробно изображает интеллектуальную, жестокую хорошо прожитую жизнь и затрагивает феминизм, творчество и определения идентичности.Это самая мастерская и своевременная работа Хустведта.
Джилл О.

Книга странных новинок
Мишеля Фабера

Эмоционально атмосферное достижение, я чувствовал, как будто автор держал меня за руку на протяжении всей книги, ведя меня, как ребенка, в неизвестном направлении. И как только это было закончено, я был поражен, обнаружив, что общее послание книги о любви. Ни морали, ни рока, ни каких-либо других уроков, которые оставляет вам большинство книг, когда они втягивают вас в бой. Мало того, что все (ВСЕ) персонажи кажутся абсолютно правдоподобными, но даже более того, есть надежда, которая, несмотря на хрупкость и изменчивость ситуаций, беспрепятственно проходит до самого конца.
Обри В.

Облачный атлас
Дэвида Митчелла

Русская матрешка романа, каждая из шести взаимосвязанных историй в Облачном атласе содержит косвенные ссылки на те, которые непосредственно предшествуют ей и следуют за ней.Добавьте к этому уникальную хронологическую структуру, которая перемещается вперед, а затем назад во времени, и виртуозное обращение Митчелла с множеством стилей повествования, включая историческую фантастику, триллер, комедию и научную фантастику, и вы получите роман, который не только блестяще читается, но сложный, дикий и чудесный. Я читал и любил большинство работ Митчелла, но « Облачный атлас » — одна из тех волшебных книг, которые долго остаются в памяти после прочтения; так мало книг приближаются к волнению, тайне и вызову, которые она предлагает.
Рианна В.

Человек-невидимка, за которым наблюдает весь мир
by Mychal Denzel Smith

Противостоя патриархату, гомофобии, женоненавистничеству, стигматизации психического здоровья и расовой политике Обамы, Смит обращает проницательный взгляд на проблемы, которые часто упускаются из виду в его собственное сообщество — вызывая движения, которые ищут солидарности, исключая при этом самых беззащитных и уязвимых. В сочинениях Смита есть завидный пыл и рвение, но временами он, кажется, колеблется между признанием силы своего критического мышления и сомнениями в своей способности преуспеть в его передаче (которые сочетаются с большим эффектом, раскрывая очень человеческую двойственность). ). «Человек-невидимка», за которым наблюдает весь мир.
Джереми Г.

Экзамены на эмпатию
Лесли Джеймисон

Джеймисон замечательный эссеист, зоркий, наблюдательный и проницательный. Вступительная часть сосредотачивается на ее работе в качестве актера-медика и расширяется до вдумчивых размышлений о том, что такое эмпатия. От тюрьмы до самого сложного в мире марафона, разбитого сердца и Джеймса Эйджи — эти эссе полны живости и интеллектуальной энергии, что делает чтение завораживающим.
Мэри Джо С.

Затерянный город Z
Дэвида Гранна

«Затерянный город Z » — идеальная книга для чтения, когда вам не терпится отправиться в путешествие в кресле. Эта остроумная история является одновременно и историей Перси Фосетта, британского исследователя, отправившегося на Амазонку в 1925 году и так и не вернувшегося, и истории Гранна, который возвращается по следам Фосетта, пытаясь узнать, что с ним случилось. Но это гораздо больше — это также западная традиция исследования и эксплуатации, суровая амазонская среда, соблазн неизвестного… и я упоминал карающую среду? Потому что, действительно, самый важный урок, который я извлек из этой книги, заключается в том, что почти все живые существа в Амазонке постоянно пытаются вас убить. Эта книга читается быстро, беззаботно, весело и познавательно в равной мере. Это похоже на воплощение фантазии об Индиане Джонсе, только вы можете испытать это, не выходя из дома. Потому что я упоминал суровую среду…?
Лия К.

Гражданин
Клаудии Рэнкин

Клаудия Рэнкин Гражданин: американская лирика — важное достижение в современной поэзии, а также в американской культуре.Чтобы создать этот портрет расизма и микроагрессии в жизни 21-го века, Рэнкин использует призму предметов, линз и точек зрения в великолепном языке и новаторском поэтическом стиле (в книгу включены визуальные образы, прозаические фрагменты и цитаты из СМИ). «Гражданин » необходим, захватывающий и поразительный, и это одна из самых важных книг поэзии за последнее десятилетие.
Джилл О.

The Faraway Nearby
by Rebecca Solnit

В The Faraway Nearby Ребекка Солнит переплетает, казалось бы, несовместимые темы, от Франкенштейна Мэри Шелли до культа птицечеловека на острове Пасхи: с элементами ее собственной жизни: ее собственной жизни: ее матери прогрессирующая болезнь Альцгеймера, крах длительных отношений, столкновение с раком. В результате получилась книга, текучая и безграничная, как сон, и столь же откровенная. Солнит мастерски проводит удивительные связи, и в The Faraway Nearby она объединяет личное с универсальным, создавая захватывающее чтение.
Рене П.

Just Mercy
Брайан Стивенсон

Если бы я мог быть Царем Книги, я бы сделал эти трогательные мемуары обязательными для прочтения всей нацией. Стивенсон рассказывает о своей ранней карьере в качестве молодого адвоката, работавшего над несколькими делами смертников, сначала в Южном комитете защиты заключенных, а затем в качестве основателя Инициативы равного правосудия.С чисто повествовательной точки зрения, Just Mercy невозможно оторваться. В чередующихся главах Стивенсон сплетает несколько историй с одной длинной и трагической — об Уолтере Макмиллиане, афроамериканце, ошибочно обвиненном и осужденном за убийство белой женщины, несмотря на явные и убедительные доказательства обратного. Эффект сокрушительный. Это одна из самых душераздирающих и вдохновляющих книг, которые я когда-либо читал, и прекрасное введение в проблемы расового неравенства в нашей системе уголовного правосудия.
Лори М.

Почетный гость
Джой Уильямс

Автор, номинированный на Пулитцеровскую премию, почитаемый в литературных кругах, Джой Уильямс, тем не менее, часто остается незамеченной читателями. Ее третий сборник рассказов, Почетный гость , является великолепной демонстрацией ее острого ума и ошеломляющего воображения, смягченных ее минималистской чувствительностью. В то время как истории вращаются вокруг тяжелых тем — особенно о реальной или метафорической смерти — они дико интересны и непредсказуемы.Персонажи часто непослушны и неустойчивы и, кажется, ушли в свои собственные миры, едва контактируя с другими, но болезненно осознавая свое отчуждение. Вы обнаружите, что удивлены, обезоружены, а иногда и сбиты с толку этими историями, но каждая история находит отклик, умоляя перечитать.
Рене П.

Я любил тебя сильнее
Том Спанбауэр

Бен любит Хэнка, Бен любит Рут, Хэнк любит Рут. Но Я любил тебя сильнее — это гораздо больше, чем многогранный любовный треугольник.Это захватывающее, часто мрачно смешное, всегда душераздирающее исследование природы человеческих эмоций, рассказанное блестящим особенным голосом Тома Спанбауэра. Никто лучше Шпанбауэра не разоблачает скрытую внутри нас боль. В I Loved You More он проникает еще глубже, исследуя ужасы смерти, любви, СПИДа, рака, близких отношений и сложностей жизни человека в этом мире.
Гиги Л.

Изобретенная часть
Родриго Фресана

Из 16 эпиграфов, открывающих удивительно амбициозный роман Родриго Фресана на 550 страницах о том, как-блин-мог-простой-смертный-возможно-сочинить-что-то-это -великолепный, Изобретенная часть охватывает масштабы нашего гипертехнического века, возвышая и разрушая большую часть нашего современного мира. Фресан мастерски вплетает так много нитей поп-культуры (в первую очередь Ф. Скотта Фицджеральда, Pink Floyd и , 2001: Космическая одиссея Кубрика) в свой метафизический набег, что почти обнажает тонкую грань между реальностью и вымыслом, превращая ее в поглощающую пропасть. . С его едким юмором, язвительной критикой, живым повествованием и смехотворно творческим сюжетом, : Изобретенная часть — это отличное времяпрепровождение.
Джереми Г.

Вдали от дерева
Эндрю Соломон

Вдали от дерева — это книга, которая в корне меняет ваше представление о мире и вашем месте в нем.Каждая глава посвящена отдельной горизонтальной идентичности, такой как карликовость, аутизм и глухота. Соломон взял интервью у сотен людей, собрав ошеломляющее количество информации и повествований, но именно его способность синтезировать и обобщать возвышает «Вдали от дерева » в нечто экстраординарное.
Мэри Джо С.

Джонатан Стрэндж и мистер Норрелл
Сюзанна Кларк фантастично, а размеры и пределы веры и науки рассказаны сдержанно и остроумно.Эта книга так заслуживает множества наград, которые она получила, и своих преданных и разнообразных фанатов, потому что внутри замысловато сконструированного Кларком мира магического реализма есть заветное ядро, созданное из осторожности, страсти, интеллекта и безумия; Сюзанна Кларк написала одну из величайших литературных фэнтези-кроссоверов нашего времени.
Люсинда Г.

Линкольн в Бардо
Джорджа Сондерса

Джордж Сондерс определенно не мог допустить, чтобы его первый роман был обычным, не заурядным, не средним.На самом деле « Линкольн в Бардо » — один из самых необычных романов, которые я когда-либо читал: формат, сюжет и персонажи — все совершенно уникально. Авраам Линкольн в разгар Гражданской войны оплакивает смерть своего сына Вилли и ускользает ночью, чтобы провести еще несколько одиноких минут со своим мальчиком. На кладбище Вилли застревает в «Бардо» — пространстве между переходами — в ожидании того, что будет дальше. Вызывая мириады других обитателей кладбища как своего рода греческий хор, Сондерс рассуждает о жизни, смерти и обо всем, что между ними.Его тихий взгляд на родительский траур душераздирающий, а горе Линкольна изображено великолепно. На протяжении всего романа используются выдержки из первоисточников — некоторые реальные, некоторые вымышленные — идентификация которых является частью забавы этой полностью оригинальной истории.
Диана Х.

Oryx and Crake
Маргарет Этвуд

Эта книга с каждым годом становится все более жуткой и пророческой. Чередуя узнаваемый мир биологических манипуляций и моральной эквивалентности с постиндустриальным пейзажем, Oryx and Crake представляет собой захватывающий любовный треугольник и дальновидный пересказ грехопадения человека.Это Этвуд в своих лучших проявлениях: сардоническая, научная беглость и ужасающе осуществимая. Я читал ее пять раз, мне никогда не было скучно, и меня всегда поражало, насколько она близка к сути и с какой жадностью я продираюсь сквозь нее.
Рианна В.

Март: Книга первая
Джона Льюиса, Эндрю Айдина и Нейта Пауэлла

Эти невероятные мемуары — великолепный пример того, на что способен формат графического романа. Эмоциональное искусство и увлекательное повествование работают рука об руку, чтобы погрузить читателя в молодость и деятельность конгрессмена Джона Льюиса, а рамочное повествование об инаугурации президента Обамы в 2009 году переносит борьбу, усилия и надежды движения за гражданские права на современный лад. день. Март является важным напоминанием о том, что эта история далека от древней, и, как сказал сам Льюис, «на нас самих лежит ответственность за построение лучшего общества и более мирного мира».
Мадлен С.

Краткая история почти всего
Билла Брайсона

До написания этой книги Билл Брайсон определенно не был любителем науки. Его интерес был подавлен сухими учебниками его юности. К счастью, во взрослом возрасте его известное любопытство взяло верх, и он понял, что наука не обязательно должна быть скучной или запутанной. Краткая история почти всего , безумно амбициозная научная книга, написанная для неспециалистов непрофессионалом, является результатом этого осознания, и она чрезвычайно информативна, живая и увлекательная, как лучшие рассказы о путешествиях Брайсона. Книга прослеживает чудо жизни, какой мы ее знаем, переплетая все, от химии до астрономии и палеонтологии, и полагаясь на советы экспертов. «: Краткая история » — это гораздо больше, чем просто подведение итогов исследования Брайсона, рассказывающая историю, и она столь же эпична и глубока, как и сама история.Если вы когда-нибудь мечтали о том, чтобы вернуть свое детское чудо в природный и физический мир, эта книга станет идеальной отправной точкой.
Рене П.

Сочувствующий
Вьет Тхань Нгуен

Хотя вьетнамский «сочувствующий» в этой истории является коммунистическим агентом, он также человек, который искренне сочувствует, и, следовательно, человек, глубоко раздираемый. Это создает мощную, многослойную работу, резко критикующую участие Америки во Вьетнаме, но не дидактическую.Это также книга, которая пересекает жанры и тона: литературная шпионская история, одновременно тревожная и интеллектуальная, но в одной запоминающейся последовательности, веселой сатирической постановке. Непростая книга для описания или классификации, но для прочтения она является настоящим нокаутом. Конец меня поразил, как мало книг.
Лори М.

Salvage the Bones
Джесмин Уорд

Джесмин Уорд, вероятно, могла бы написать рекламный текст для Windex, и он был бы прочитан как лирический, исторически богатый гимн достоинству средства для мытья окон перед лицом постоянно агрессивной грязи.Ее талант так огромен, ее письмо настолько чутко и созвучно его предметам, его корни в равной степени уходят в наши дни и в тропы греческой мифологии. Действие Salvage the Bones происходит в дикие дни до и после урагана Катрина и рассказывает историю Эш, беременной девочки-подростка, и ее братьев. Если бы Спасение просто рассказывало об ужасе и последствиях Катрины, этого было бы достаточно; если бы роман погрузился в ум и безнадежность бедной, отвергнутой девушки, этого было бы достаточно.Но это делает и то, и другое благодаря острому взгляду Уорд на реалии жизни и истории Глубокого Юга и ее безграничной способности превращать обыденное в поэзию.
Рианна В.

Война — это сила, которая придает нам смысл
Крис Хеджес

Крис Хеджес — один из наших самых проницательных и проницательных мыслителей и писателей. В своей ставшей уже классической первой книге « Война — это сила, которая придает нам смысл » бывший военный корреспондент (и лауреат Пулитцеровской премии журналист) предлагает неуклонный портрет соблазнительного — и в конечном счете разрушительного — очарования вооруженного конфликта как для солдат, так и для общества. .Сочетая историю, репортажи, философию, личные рассказы и литературные аллюзии, Хеджес приводит убедительные доводы в пользу наркотической спешки (и последующей зависимости), которую война предлагает нациям и их гражданам. Война — это сила, придающая нам смысл Серия убедительно развенчивает множество мифов, поддерживающих и прославляющих войну, рисуя отрезвляющую картину ее пагубных и всепроникающих последствий.
Джереми Г.

Волчий зал
Хилари Мэнтел

В этом шедевре (и его столь же превосходном продолжении, Вручение тел ) Хилари Мантел совершает немыслимое: она вдыхает новую жизнь в историю Генриха VIII.Я понимаю ваш скептицизм — я тоже не думал, что это возможно! — но каким-то волшебным образом она сделала именно это. Все в Wolf Hall дотошно, от исследования до языка и описания, и хотя этот уровень детализации часто может показаться натянутым или чрезмерно структурированным, мне текст кажется естественным и даже немного диким в своей дерзости и уверенности. Это не случайный опыт чтения — книга длинная, и вы чувствуете необходимость отнестись к ней серьезно, растягивая ее, чтобы уделить внимание и насладиться каждым словом — но вы уйдете от нее взволнованным и глубоко измененным.
Лия К.

The Omnivore’s Dilemma
by Michael Pollan

Серьезное исследование Майклом Полланом современных пищевых привычек произвело фурор после его выпуска в 2006 году и во многом способствовало тому, что местное кулинарное движение стало мейнстримом. Дилемма всеядного использует, казалось бы, простой вопрос: «Что нам съесть на ужин?» в качестве стимула для изучения того, насколько смехотворно сложной стала наша продовольственная система.То, что Поллан раскрывает в своих приключениях, когда он исследует три пищевые цепочки от начала до конца, открывает глаза. Поллан — опытный писатель, и он привлекает вас своим откровенным повествованием и преданностью задаче, которую он поставил перед собой в книге. Не будет преувеличением сказать, что Дилемма всеядного изменит ваше отношение к еде; это также может изменить то, как вы едите.
Рене П.

Союз полицейских на идиш
от Майкла Чабона

Предоставьте Майклу Чабону возможность взять евреев прямо из Второй мировой войны и погрузить их в то, что лучше всего можно было бы описать как еврейский нуар, действие которого происходит на Аляске. В этой дурацкой истории евреи были временно переселены в Ситку, Аляска, где они создали для себя новый мир после краха Израиля в 1948 году. Теперь, 60 лет спустя, их анклав вот-вот вернется под контроль Аляски. В эту обстановку, которая в равной степени абсурдна и пронзительна, Шейбон вводит сломленного полицейского, тайну убийства, наркомана, играющего в шахматы, и преступную банду хасидов. В совокупности «Союз полицейских на идиш » невероятно изобретателен, невероятно интересен и удивительно глубок.
Гиги Л.

The Echo Maker
Ричард Пауэрс

Ричард Пауэрс является национальным достоянием. Все его книги поразительны; он пишет ослепительным поэтическим языком на самые разные темы, от виртуальной реальности до классической музыки, от корпоративного капитализма до генетического кода. В его романах исследуются широкие, глобальные проблемы, но их основные вопросы часто сводятся к тому, что значит быть человеком, жить в согласии друг с другом в нашем большом мире. Эхо-создатель имеет увлекательную установку (мужчина просыпается после загадочного происшествия с синдромом Капгра, что заставляет его поверить, что его любимые были заменены актерами), которая полностью раскрывает, сплетая захватывающую, поучительную и нежную тайну из направления экологии, неврологии и самой природы идентичности. Если вы еще не читали этого замечательного автора, The Echo Maker — идеальное место для начала.
Джилл О.

Также от Powell’s Staff
25 книг, которые нужно прочитать перед смертью
25 женщин, которых стоит прочитать перед смертью
25 книг, которые нужно прочитать перед смертью: всемирное издание
25 воспоминаний, которые нужно прочитать перед смертью



21 книга для 21 века: длинный список, составленный редакторами WLT

Ранее этой весной редакторы WLT пригласили двадцать одного автора номинировать одну книгу, изданную с 2000 года, которая оказала большое влияние на их собственную работу, вместе с кратким заявлением, объясняющим их выбор. Теперь ваша очередь голосовать за своих фаворитов во время нашего двухнедельного конкурса (1-15 апреля). Участвующие избиратели будут включены в розыгрыш, чтобы получить копию книги за 1-е место, а список 5 лучших будет опубликован в летнем номере.

Голосование закрыто. Результаты будут объявлены в летнем номере 2021 года!

Мина Александр

Атмосферная вышивка: стихи

Трехквартально, 2018 г.

В основе Атмосферная вышивка лежит Блюз Индийского океана , в котором прослеживается морское путешествие поэта из Индии в Судан в детстве и исследуются мои собственные диаспорические навязчивые идеи потери и тоски, а также возвращение к тому, что мы иногда «не можем вынести». запомнить.Непростые жилища, ее стихи, как и мои, рождаются из разрыва и страсти. Это была ее последняя книга, но повествования об изгнании и темы дислокации, идентичности, памяти и принадлежности также занимали Александра на протяжении всей ее жизни, как и язык и форма самоизобретения и временных пространств. Она, как и я, оказывается во многих местах одновременно, отмеченная — и все же странным образом поддерживаемая — раздробленными и смещающимися множествами. – Выдвинут Шахиллой Шариф

 

Аарон Аппельфельд

Дни удивительной яркости (на иврите)

Кинерет Змора-Битан Двир, 2014

Я быстро прочитал книгу Аарона Аппельфельда « Ямим Шел Бехирут Мадхима » («Дни удивительной яркости»), но с тех пор она осталась глубоко во мне.Роман представляет собой одиночное путешествие домой, после освобождения концлагерей, на дорогах мелькают сожженные автомобили и брошенная военная техника, но настоящее путешествие — это путешествие в сознании и памяти рассказчика. Роман погружает нас в довоенный мир, с его замысловатым воссозданием внутренней жизни любимой матери и подробным описанием того, как она укрывалась в монастырях и церквях, когда рассказчик был ребенком. Я думал о простой структуре путешествия одинокого путешественника, об удобстве межконфессионального материала и о сложном внутреннем мире молодого человека, путешествующего домой, и о матери, которой почти наверняка больше не существует, когда я работаю над собственной книгой, основанной на долгое путешествие и сложное межконфессиональное путешествие глубоко внутри. Выдвинут Авией Кушнер

 

Роберто Боланьо

2666

Пер. Наташа Виммер

Фаррар, Штраус и Жиру, 2008 г.

Как по литературным, так и по личным причинам, я думаю, что мой выбор, вероятно, должен быть 2666 , Роберто Боланьо. Хотя это и не самое любимое его название («: Далекая звезда», «Дикие сыщики», , или его рассказы могут быть даже выше, на мой вкус), ничто не произвело на меня большего впечатления, чем этот монстр, когда я был очень молод и вышел.Потому что эту книгу было невозможно написать, тем более в критических обстоятельствах, в которых она была написана. Здоровье автора угасало, а литературная тяга росла. У него почти не оставалось времени, и поэтому он выбрал самую амбициозную миссию, которую когда-либо предпринимал. Это преподало мне трогательный урок о силе хрупкости. Четко осознавать ценность каждого часа, каждой страницы, каждого разговора, подобного этому. – Выдвинут Андресом Нойманом

 

Миа Коуто

Страна лунатиков

Пер. Дэвид Брукшоу

Змеиный Хвост, 2006

Я рекомендую удивительный роман Страна лунатизма (2006) мозамбикской писательницы Миа Коуто. Удивительный многослойный метанарратив (книга в книге), исторический (недавняя история, смешанная с попыткой мифической памяти), поиски героя, межпоколенческая травма и исцеление. Это одновременно и детективная история, история истерзанной войной земли, ищущей себя и исцеление, история людей, рассказанная изнутри и до прихода колониализма, история о привидениях.Жанровая, небинарная и сопротивляющаяся определению, эта книга открывает читателю глубочайшее сопереживание без сентиментальности. Даже в переводе на английский язык здесь великолепен; форма имитирует устную речь в пределах письменной. Эта книга дала мне как писателю разрешение и надежду на творчество африканских писателей — быть кураторами человечества на нашем континенте. – Выдвинут Крисом Абани

 

Борис Цирульник

Стойкость: как ваша внутренняя сила может освободить вас от прошлого

Джереми П. Тарчер / Пингвин, 2011

Эта книга была прислана мне неназванным лицом, или, по крайней мере, я давно потерял письмо и, следовательно, имя человека, который мне ее прислал, совершенно непрошено. Он появился после того, как я написал мемуары о моей стране Сьерра-Леоне, войне там и убийстве в 1975 году моего отца, который был политическим активистом. Я прочитал Resilience и узнал себя во многих описаниях выживших. Цирульник, хорошо известный в своей родной Франции, в детстве избежал депортации в нацистские лагеря смерти, присоединился к Сопротивлению, а позже стал психологом, специализирующимся на лечении травм.Цирульник считал, что будущее человека не определяется событиями его прошлого. В эпоху жертв его идеи могут с трудом найти применение, хотя я обнаружил, что действительно травмированные находят утешение в его идеях. Кроме того, работа Цирульника во многом повлияла на мою собственную, в частности на мой последний роман « Счастье ». – Выдвинут Аминаттой Форной

 

Джон Фицджеральд

Разум

Поэзия лосося, 2011

Я номинирую Разум Джона Фитцджеральда из-за глубокого влияния, которое оно оказало на меня. The Mind — коллекция настолько глубокая, необычная и почти невыносимо красивая, что я снова и снова возвращаюсь к ней, чтобы восстановить свой дух. Его модель представляет собой круговой лабиринт, который ведет читателя к сердцу или центру человеческого сознания через серию из девяти философских путешествий. Этот метафизический лабиринт — мощное медитативное устройство, которое приносит не только утешение, но и трансформацию и исцеление. Я никогда не смогу быть прежним после прочтения The Mind .Вначале поэт «Удален от Центра», затем переживает «Страх», «Время», «Красоту и Истину», «Смерть», «Я», «Пророчество», «Правила», «Выбор», и «Разум, подобный ветру», перед «Возвращением к центру». Он углубляется в вопросы личности, времени, потери, горя и смерти. Это работа мастера о процессе письма. The Mind — это замечательное элегантное собрание трансцендентной, первобытной красоты, написанное выдающимся поэтом, чье творчество не перестает удивлять. – Выдвинут Элен Кардона

 

Амитав Гош

Стеклянный дворец

Рэндом Хаус, 2000

Действие этого романа происходит в Бирме, Индии и Малайе и является произведением исторической фантастики. История начинается с падения династии Конбаунгов в Мандалае и их последующего изгнания в Ратнагири, Индия; это обширная сага о колониальных и региональных силах, сформировавших современные Индию, Мьянму и Малайзию. Моя собственная работа сосредоточена на азиатских обществах и их транснациональных обменах, и Гош предлагает в этой книге мастер-класс — несмотря на некоторые недостатки, отягощающие вторую половину — о том, как запечатлеть память, память и историю в убедительном художественном произведении. – Выдвинут Дипикой Мукерджи

 

Джек Гилберт

Отказ от рая

Альфред А.Кнопф, 2005

Джек Гилберт — редкий поэт: безжалостно романтичный, беспощадно честный и очень отзывчивый. Что мне больше всего в нем нравится и чем я черпаю вдохновение, так это его сверхъестественная способность получать удовольствие от воспоминаний, даже если память опустошительна и сера. «Сделать несправедливость единственной мерой нашего внимания, — пишет он, — значит восхвалять Дьявола». Я повторяю эту строчку про себя каждый день. – Выдвинут Шоле Вольпе

 

Яа Гяси

Возвращение домой

Альфред А.Кнопф, 2016

Я могу вспомнить так много хороших книг; этот выбор кажется почти невозможным. Тем не менее, « Homegoing » Яа Гьяси — единственная в своем роде история, в которой переплетаются как личное, так и политическое, в которой прослеживаются исторические расхождения двух сестер, выросших на двух разных континентах. Каждая глава самодостаточна и населена новыми персонажами из длинной череды поколений; язык вызывает воспоминания, поэтичен и сразу же погружает нас в повествование. К каждому персонажу, пусть и временному, относятся с такой заботой, с такой нежностью, что мы не можем не влюбиться в него на протяжении всей книги.Элементы природы также появляются неожиданно, и тела и целые родословные одновременно содержатся и не содержатся, удерживаются и освобождаются на странице, их истории рассказываются с разных точек зрения. Это поистине шедевр повествования и важное литературное произведение, которое устраняет разрыв между африканским и афроамериканским опытом. Красиво написанное и завораживающе исполненное, оно до сих пор со мной. – Выдвинут Махтемом Шиферроу

 

Джон Кин

Контрнарративы

Новые направления, 2015

Отвечая на вопрос, на который нас попросили ответить, я признаюсь, что пока не могу понять, если когда-либо пойму, как именно книга коротких рассказов Джона Кина повлияла на мое творчество, но я знаю, что Контрнарративы заново собрали мою мозг, во многом напоминающий мою первую встречу с Хорхе Луисом Борхесом полжизни назад.Кин — поэт и переводчик; сверхъестественную точность и объемность его прозы можно было бы попытаться объяснить другими его искусствами. Хотя они, должно быть, позволили ему отточить некоторые специальные области знаний, возможно, придав вес и размах его формальным экспериментам, например, рассказы и новеллы в Counternarratives предлагают одно из самых глубоких удовольствий, которые можно найти в англоязычной прозе. Каждая история в книге — это акт чтения или перечитывания истории и литературы, начиная от историй о Бразилии, США и других странах, причем читатель книги каким-то образом, алхимически, увлекается.Я признаю особый интерес к темам Кина, но у него много поклонников, так что я уверен, что моя номинация не держится на специальных знаниях, даже если это одна из многих прелестей сборника. Возможно, каждый читатель, который любит книгу, думает, что любит ее больше всего. Я могу сказать, что каждый раз, когда я беру в руки эту коллекцию, я чувствую, что вступаю в ритуал и могу ожидать надежного и циклического преобразования. – Выдвинут Падмой Вишванатан

 

Дебора Леви

Вещи, которые я не хочу знать: при написании

Блумсбери, 2014

«Живые биографии» являются наиболее поэтичными формами художественной литературы для писателей из-за их очень требовательного характера справедливости, правдивости и смелости.Эти могущественные силы преображают писателя самым разоблачающим и уязвимым образом. На мой взгляд, многовековая цена предвзятости и агонии в женском коллективном сознании делает живую биографию самой сложной работой для женщин-писательниц. Вот почему я выбрал « вещи, которые я не хочу знать » как самую влиятельную книгу, написанную с 2000 года. Деборе Леви, смелой и суперталантливой писательнице, удается бросить вызов Джорджу Оруэллу своими острыми, остроумными рассказами в очень скромной, но решительный путь.Она гарантирует и поощряет, по-своему искренне, мою принадлежность к семье женщин-рассказчиц человеческой цивилизации, и все же она подтверждает, что гендерно-равный мир «в буквах» на самом деле не за горами. – Выдвинут Букет Узунером

 

Одре Лорд

Избранные произведения

Под редакцией Роксаны Гей

В. В. Нортон, 2020

Я прожил большую часть своей жизни в страхе заговорить из-за возможных последствий.Будучи чернокожей женщиной и ребенком иммигрантов, выросшей в нашем патриархальном обществе, направленном против чернокожих и женщин, я поняла, что просто существую, не говоря уже о словах, что я неправа. В Sister Outsider , одном из своих сборников эссе, Одре Лорд писала о важности говорить, несмотря на страх, через страх. «Я снова и снова прихожу к выводу, что самое важное для меня нужно говорить, выражать словами и делиться им», — пишет Лорд. Вся смелость, которой я обладаю в своем творчестве, в жизни, начинается с Одр Лорд и сочинений, которые появляются в ее избранных произведениях .– Выдвинут Хоуп Вабуке

 

Дульсе Мария Лойназ

Женщина в своем саду: Избранные стихи

Пер. Джудит Керман

Пресс для белой сосны, 2002 г.

Есть книга стихов, к которой я возвращался снова и снова в течение последних двух десятилетий. По крайней мере раз в три месяца я перечитываю « Женщина в своем саду » Дульсе Марии Лойназ. Это двуязычное издание White Pine Press 2002 года, переведенное Джудит Керман, с изысканным послесловием Рут Бехар.Мое самое любимое стихотворение во всем мире живет на страницах 82 и 83: «En mi verso soy libre / В моем стихотворении я свободен». Я не могу представить свою собственную работу для юных читателей без этого стихотворения как видения свободы экспериментировать. – Выдвинут Маргаритой Энгл

 

Иэн Макьюэн

Искупление

Нэн А. Талезе / Doubleday, 2002

Это может показаться очень очевидным выбором, но я не могу не предложить этот роман — одно из моих самых больших читательских впечатлений среди художественной литературы последних двадцати лет.Она дает читателю устрашающий (в старом смысле) взгляд на непостижимость человеческого сознания. Как мы делаем предположения, что на самом деле определяет наше мнение и почему наши воспоминания иногда оказываются ложными? В этом романе тревожные и злободневные научные вопросы нашей психологии нашли художественное воплощение в блестящей личной истории преступления и самонаказания. – Выдвинут Алисой Ганиевой

 

В. С. Мервин

The Essential W.С. Мервин

Изд. Майкл Вигерс

Пресса Медного Каньона, 2017 г.

Я читаю произведения Уильяма Мервина с 1970 года, так что многие из этих стихов уже были моими старыми друзьями. Это поистине великолепное издание, которое открывается великолепными фотографиями. Поэзия как убежище — передышка — тихая роща размышлений. Решающая, изысканная поэзия Уильяма никогда не переставала переносить читателя одновременно внутрь и наружу, с убедительностью, ясностью и полным объятием тайны, в которой мы живем.Это воодушевляло меня в худшие времена и всегда приводило в восторг и расширяло меня. Он расширил дыхание, а дыхание — это то, что нам нужно, чтобы вообще что-то говорить. – Выдвинут Наоми Шихаб Най

 

Харуки Мураками

Кафка на берегу

Пер. Филип Габриэль

Альфред А. Кнопф, 2005 г.

Я никогда не замечаю никаких влияний в своих произведениях. Влияния текут под водой, и кто знает, что возникает, когда мы позволяем нашему воображению работать самостоятельно. Как очень разносторонний читатель (наука, философия, антропология, психология), все это привлекает меня по-разному и, безусловно, способствует моему художественному творчеству. Литература стоит на первом месте, и в этом столетии опубликовано немало замечательных романов, которые я бы с удовольствием порекомендовал, но что касается влияния, то я могу вспомнить только « Кафку на берегу» Харуки Мураками. Написано в 2002 году, я прочитал его примерно в 2008 году в испанском переводе. Это была первая работа Мураками, которая попала мне в руки, и она меня сильно поразила: удивила, очаровала, укрепила путь, по которому я люблю идти.Новый поворот к «чудесной реальности» Алехо Карпентье, идеальной мизансцене изречения ирокезов, чтобы увидеть мир дважды, одновременно, взглядом вперед, чтобы не упустить ни одной незначительной детали, и взглядом сбоку, чтобы запечатлеть снующие тени. – Назначен Луизой Валенсуэла

 

М. НурбСе Филип

Цзун!

Издательство Уэслианского университета, 2008 г.

Я обнаружил Zong M. NourbeSe Philip! только после того, как я написал abu ghraib arias , критики увидели параллели в произведении. Цзун! — это одновременно блестящая документальная поэма и своего рода ритуальное изгнание демонов работорговли. Построен на языке юридического документа Грегсон против Гилберта , Цзун! раскрывает убийство африканцев на борту невольничьего корабля в 1781 году с целью получения финансовой выгоды. Похищенные и порабощенные африканцы были намеренно выброшены за борт, чтобы владелец «Зонга» мог воспользоваться своим страховым полисом. Провидческое использование Филипом хоронящего языка закона для восстановления обрывков голосов заблудших является резким, стихийным и наэлектризованным.Это поэзия, поднятая до уровня комиссии правды. Эта работа запустила тысячу проектов поэтической справедливости в режиме документального восстановления. – Выдвинут Филипом Метерсом

 

В. Г. Себальд

Аустерлиц

Пер. Антея Белл

Рэндом Хаус, 2001

Этот, последний из романов Зебальда, представляет собой (как и другие его произведения) впечатляющее исследование многослойной и замалчиваемой истории Второй мировой войны и того, как история основательно проникла во вторую половину двадцатого века.Его вымысел — это акт сопротивления забвению, а история Жака Аустерлица, который большую часть своей жизни даже не знал, что его родители были пражскими евреями, до боли близка к реальности. Возьмем, к примеру, знаменитого британского драматурга Тома Стоппарда, родители которого были, как и у Аустерлица, чешскими евреями, но который до 1990-х годов не знал, что он еврей и что многие из его родственников погибли во время Холокоста. Себальд важен для меня не только из-за его глубокого и актуального предмета, но и из-за его стилистической важности, из-за его настойчивости на эстетической строгости, которая избегает всеведущего рассказчика от третьего лица (в том числе по моральным причинам) и все же находит путь вперед для «реализма». В его руках первое лицо не обречено на автофикцию, не солипсично, не сковано пустыми и искусственными условностями постановки сцены. С Томасом Бернхардом в качестве своего предшественника Себальд подхватил призыв Паунда «сделать это новым» и предложил убедительные, оригинальные возможности для новой формы. – Выдвинут Клэр Мессуд

 

Уильям Тревор

Избранные истории

Пингвин, 2011

Я проглотил все, что написал Уильям Тревор (1928–2016), но его « избранных рассказа » по-прежнему оказали большое влияние на мою собственную работу.Чтение рассказов в этой книге напоминает мне, почему Тревор был мастером этого жанра. У него есть сверхъестественная способность глубоко проникать в эмоции персонажа, оставаясь при этом совершенно объективным и не жертвуя широким углом обзора, который показывает персонажа как часть района, сообщества, города и даже страны (часто Ирландия, но также и Англия). . Я думаю, что те тревориты, которые читали такие истории, как «Жены настройщика фортепиано» и «Продавец картофеля», знают, о чем я говорю. С каждым рассказом Тревора я чувствую, что не только переживаю мир, который он создал, но и участвую в процессе написания, предложение за предложением.Он писатель, и когда он скончался несколько лет назад, я почувствовал, что тоже потерял великого учителя. – Выдвинут Самратом Упадхьяем

 

Марио Варгас Льоса

Праздник козла

Пер. Эдит Гроссман

Фаррар, Штраус и Жиру, 2001 г.

Немногие писатели имеют такую ​​долгую и плодотворную карьеру, как Марио Варгас Льоса. Он был очень публичной фигурой в течение пяти десятилетий и одним из самых влиятельных эссеистов, романистов и интеллектуалов в мире.Он единственный оставшийся живой голос поколения Boom, и большинство его книг считаются современной классикой. Долгое время Варгас Льоса был одержим вопросом происхождения диктатур. В 2000 году он опубликовал La fiesta del chivo (англ. The Feast of the Goat ), исторический роман, в котором исследуются насильственные традиции военной силы. Речь идет о диктаторе Рафаэле Леонидасе Трухильо, офицере, который захватил власть в Доминиканской Республике в 1930 году и удерживал ее, пока не был убит тридцать один год спустя.На первый взгляд кажется, что Варгас Льоса изучает психологию тирана: его тщеславие, несуществующую мораль и чудовищную жестокость. Но он делает больше, чем это. Он уходит глубоко в коллективную память этого континента. Вот почему «Праздник козла» оказал такое большое влияние на мою работу. Техника Варгаса Льосы остра как лезвие: сложной повествовательной структурой ему удается соединить прошлое и настоящее — как он это блестяще сделал в «Разговор в соборе » — с явным намерением напомнить нам, что насилие на латыни Америка круглая и бесконечная.– Выдвинут Фелипе Рестрепо Помбо

 

Хелен Вендлер

Дикинсон: Избранные стихи и комментарии

Белкнап Пресс, 2010

Меня всегда тянуло к Эмили Дикинсон, но много лет я не был уверен в себе. Читать ее стихи было страшно. С этими 150 короткими, тщательными чтениями я стал учеником Дикинсон, читая о ее ремесле и придумывая письменные подсказки для себя.Работа Вендлера близка к магии. – Выдвинут Кимико Хан

50 лучших современных романов 21 века, которые стоит прочитать

Хороший роман подобен частичке истории человечества, где читатель находит уединенное пространство. Некоторые литературные произведения считаются вечной классикой, а хорошие современники хранят ослепительные воспоминания о том периоде и считаются будущей классикой. Хотя лучшие современные романы 21 века сосредоточены на глобальном потеплении, международных конфликтах и ​​социальных проблемах, тем не менее они проходят через избавление от более ранних воспоминаний.Писатели часто критически относятся к текущим глобальным проблемам, но при этом используют сопоставление как современности, так и прошлого. Лучший роман — это четкая проекция того, как общество и мир действуют, и представляет правду на подсознательном уровне. Они также любимы миллионами читателей и имеют коммерческий успех. Ранее мы опубликовали 40 самых продаваемых книг всех времен, а теперь мы собираемся перечислить и предоставить обзор 50 лучших современных романов 21 века, которые создали свое собственное пространство в сознании читателя.

50. «Жизнь Пи» Яна Мартеля

«Жизнь Пи» — безжалостный рассказ Яна Мартеля, опубликованный в 2001 году. Ян Мартел — канадский писатель, известный своим философским романом, удостоенным Букеровской премии. «Жизнь Пи» — один из лучших современных романов 21 века, рассказывающий историю индийского мальчика из Пондишери, который выживает 227 дней в океане после кораблекрушения. Бенгальский тигр из зоопарка отца главного героя сопровождает его в спасательной шлюпке и, несмотря на агрессивный характер, помогает ему выжить в этом долгом путешествии.Эта история получила Букеровскую премию в 2001 году, а затем была адаптирована для оскароносного художественного фильма в 2012 году. история подростка, чей друг убивает их одноклассников и сам кончает жизнь самоубийством. Позже мальчика берут под стражу для расследования, и горожане поднимают вопросы о его причастности, несмотря на его невиновность. Неожиданные и злобные взгляды людей заставляют его развалиться.Эта книга была опубликована в Великобритании в 2003 году и имела большой успех, а позже получила Букеровскую премию. Кроме того, она была поставлена ​​дважды и мгновенно стала признанной критиками книгой 21 ст века.

48. «Линия красоты» Алана Халлингхорста

«Линия красоты» считается одним из лучших гей-исторических романов, получивших Букеровскую премию в 2004 году. проблема СПИДа и однополой сексуальности.Теперь это один из лучших современных романов, которые заставляют нас понять реалии жизни геев. В нем рассказывается история студента Оксфорда по имени Ник и его близких отношений с семьей Фадден. Он участвует в этих семейных вечеринках и присоединяется к праздникам, но предлагает не упоминать о своем сексуальном происхождении, что ставит под угрозу личность главного героя. Книга разделена на три основных раздела, действие которых происходит в разное время с 1983 по 1987 год.

47. «Море» Джона Бэнвилла

«Море» получило Джон Бэнвилл, Букеровскую премию 2005 года.Этот роман представляет собой известное художественное произведение, написанное в стиле рефлексивного журнала, который находится в постоянном движении. Несмотря на предполагаемый случайный выбор настроек, главный герой Макс Морден неоднократно возвращается к трем конкретным настройкам. Макс — искусствовед на пенсии, который никогда не был удовлетворен, кроме своих детских воспоминаний, и снова и снова возвращается в те места. Персонаж — не кто иной, как сам писатель, и он описал это как «прямое возвращение в детство, когда мне было десять или около того».

46.«Наследие утраты» Киран Десаи

Киран Десаи — индийская писательница, а «Наследие утраты» — один из самых популярных современных романов, рассказывающих историю о Биджу и Саи. Биджу — иммигрант из Индии, нелегально проживающий в США и работающий на деда Сая. Этот роман основан на теме нелегальных иммигрантов, которых в Соединенных Штатах считают чужаками. Самое главное, что действие всего романа происходит на фоне движения Горхаланд, которое началось в 1909 году.Десаи также получил Букеровскую премию за этот культовый роман в 2006 году. Энн Энрайт — ирландская писательница, почти случайно получившая Букеровскую премию за этот роман. Букеровским судьям пришлось выбирать между романом Макьюэна «На пляже Чесил» и этим романом, и результат был в пользу Энрайта. Потому что «На пляже Чесил» был небольшим и не относился ни к категории повести, ни к роману.Несмотря на эту путаницу, «Сбор» — очень убедительная история о внутреннем путешествии главного героя, чтобы выяснить значение смерти Лиама Хагерти, алкоголика, покончившего жизнь самоубийством в море в Брайтоне.

44. «Белый тигр» Арвинда Адиги

Арвинд Адига — индийский писатель, а «Белый тигр» — его первый роман, который был хорошо принят и стал бестселлером New York Times. Действие этого романа происходит в Индии, и в нем показаны проблемы религии, касты, коррупции и бедности.Рассказчик Баларам Халваи — деревенский мальчик, который живет в Дели и работает шофером у богатого домовладельца. Позже он убивает своего домовладельца и бежит в Бангалор с деньгами. В этом глобализованном мире Адига очень мрачно и с юмором показывает, как Индия все еще борется со своими классовыми различиями. Благодаря эффектному повествованию и описанию реальной проблемы «Белый тигр» получил Букеровскую премию в 2008 году. Название отсылает к голосу тьмы, жителям сельской Индии.

43.Тайная жизнь пчел Сью Монк Кидд

Тайная жизнь пчел — это история жизни и предательства 14-летней главной героини Лили. После смерти матери она остается со своим жестоким отцом и, в конце концов, сбегает из дома, путешествуя автостопом, после того, как узнает ключ к разгадке матери Марии. Этот роман получил премию Book Sense Book of the Year и был номинирован на несколько других наград. Он был написан Сью Монк Кидд и опубликован в 2001 году.   

42. The Luminaries Элинор Кэттон

The Luminaries — роман Элинор Кэттон, получивший Букеровскую премию.В начале главный герой намеревается добраться до Золотых приисков за своим состоянием, но его настигает ужасное событие в Хокитике, и он встречается с 12 местными жителями. Но позже эти двенадцать мужчин становятся главными героями, в том числе и он, который вместе начинает раскрывать нераскрытые преступления. Действие «Светил» происходит в Новой Зеландии в 1866 году, и это второй роман писателя. Этот роман принес ей титул Букеровской премии в 2013 году. Этот роман также является одним из самых популярных современных детективных криминальных триллеров.

41. Узкая дорога на дальний север Ричард Флэнаган

В книге «Узкая дорога на дальний север» рассказывается история австралийского врача, которого преследуют собственные воспоминания о незаконном романе с тетей. С другой стороны, его жизнь становится более жалкой из-за его памяти как дальневосточного военнопленного в Бирме. Несмотря на его успех в качестве растущей знаменитости, он по-прежнему испытывает чувство вины и неудачи, учитывая свои прошлые действия. Ричард Флэнаган — австралийский писатель, получивший Букеровскую премию за этот роман в 2014 году.

40. «Мой блестящий друг» Елены Ферранте

«Мой блестящий друг» является частью серии неаполитанских романов, состоящей из четырех частей, которая была опубликована в 2012 году итальянской писательницей Еленой Ферранте. Он получил широкое признание среди четырех романов и был адаптирован для сериалов. У Елены также есть несколько наград и критических оценок за этот прекрасный роман. История о Елене, подруге главного героя, которая исчезла, и ее сын не может ее найти.Елена понимает свое сознательное исчезновение, как и раньше, и начинает писать все на бумаге, чтобы узнать ее. Он также исследует прошлые отношения этих двух пожилых женщин.

39. «Распродажа» Пола Бетти

«Распродажа» Пола Бетти — знаменитый сатирический роман, который полностью продает американское общество своим черным остроумием. Рассказчик здесь называет себя по фамилии «Я» и пытается представить раба в своем районе. Более того, он также пытается изолировать раба (Хомини) от сообщества, что приводит его к рассмотрению дела в Верховном суде «Я против Соединенных Штатов Америки».Эта художественная литература была хорошо принята и получила похвалу критиков за юмор и показную сатиру.

38. «Линкольн в бардо» Джорджа Сандерса

«Линкольн в бардо» считается одним из лучших современных романов, удостоенных Букеровской премии в 2017 году. Этот экспериментальный роман написан американцем Джорджем Сондерсом. писатель, наиболее известный своими рассказами и газетными колонками. Линкольн в Бардо — это история президента Линкольна и смерти его сына, действие которой происходит в романе в 1862 году. Сам писатель признался, что никогда не хотел писать роман и планировал закончить его одним разделом, но он стал больше, и в конце концов он превратил его в роман. «Линкольн в бардо» — полнометражный роман писателя, ставший в том же году бестселлером New York Times.

37. Молочник Анны Бернс

Молочник — это роман, в котором исследуется история сексуальных домогательств к 18-летней девушке. Девушку преследует пожилой женатый молочник. Анна Бернс политизировала в этом романе все, даже то, что вовсе не является политическим.Милкман получил бурные аплодисменты критиков и стал лауреатом Букеровской премии в 2018 году. Букеровская премия прошлого года. Это роман о трех женщинах, которые очень негативно относятся к браку и всегда отвергают предложения. Три персонажа меняются в разных перспективах, и они кажутся продолжением более раннего романа Этвуда «Рассказ служанки» и его аналогичной антиутопической теократии.Как и многие другие произведения Этвуда, это произведение также получило признание критиков и считается одним из лучших современных романов 21 века.

35. Падение империи Ричарда Руссо

Падение империи — один из лучших современных романов 21 века, написанный Ричардом Руссо. За превосходство этой работы Руссо получил Пулитцеровскую премию за лучшую художественную литературу в 2002 году. История рассказывает о менеджере Empire Grill Майлзе Роби в маленьком городке Мэн, который, в том числе многие другие, контролируется семьей Уайтинга.Хотя история не сложная, это очень типичная городская жизнь, в которой участвует много других персонажей.

34. «Военный мусор» Ха Джина

Ха Джин — один из самых влиятельных китайско-американских поэтов и писателей, пишущий на английском языке. «Военный мусор» считается собственными мемуарами Ха о периоде его армейской жизни. War Trash выбран финалистом Пулитцеровской премии за художественную литературу. В том же году он также получил премию ПЕН-клуба/Фолкнера. War Trash рассказывает историю Ю Юаня, вымышленного персонажа самого писателя. Как военнослужащий-добровольец, он должен был двигаться вместе с китайской армией во время Корейской войны, но Силы ООН поймали его и отправили в тюрьму. История также описывает последствия его освобождения и возвращения домой, и его жизнь становится жалкой из-за его прокоммунистических действий.

33. «Дорога» Кормака Маккарти

«Дорога» считается одним из самых популярных современных романов 21-го -го -го века, а Кормак Маккарти получил Пулитцеровскую премию за этот шедевр в 2007 году.Моя книга была впервые опубликована в 2006 году Альфредом А. Кнопфом и удостоена множества других книжных наград, включая Мемориальную премию Джеймса Тейта Блэка и премию Believer Book. Это постапокалиптический роман, в котором рассказывается о путешествии отца и сына по ландшафтам, разрушенным неизвестным катаклизмом. Он показывает экологическое разрушение, которое уничтожило большую часть цивилизации.

32. «Дымовое дерево» Дениса Джонсона

«Дымовое дерево» Дениса Джонсона — это современный роман, в котором исследуется история участия ЦРУ во Вьетнамской войне с 1963 по 1970 год. Этот военный роман вращается вокруг полковника в отставке Фрэнсиса X. Сэндса и рассказывает о его племяннике Уильяме Сэндсе, который является сотрудником ЦРУ, работающим на Филиппинах и во Вьетнаме. Автором этого романа является Денис Джонсон, и он был среди финалистов Пулитцеровской премии. Эта художественная литература также получила Национальную книжную премию за художественную литературу.

31. Олив Киттеридж, Элизабет Страут

Элизабет Страут получила Пулитцеровскую премию в 2009 году и была выбрана финалистом Национальной премии кружка книжных критиков в 2008 году.Оливия Киттеридж — один из самых популярных романов нашего времени, рассказывающий историю в тринадцати рассказах, которые связаны друг с другом прерывистым повествованием. Вся история сосредоточена на Олив Киттеридж, жене фармацевта из маленького городка Кросби в штате Мэн. В 2014 году HBO адаптировал этот роман как мини-сериал, основанный на этом романе, и получил несколько премий «Эмми».

30. Tinkers Пола Хардинга

Tinkers — это история любви, болезней, потерь, веры и красоты природы Пола Хардинга.В нем рассказывается история умирающего Джорджа Вашингтона Кросби, мастера по ремонту часов из штата Мэн. Отец Горджа был медником, который продавал товары на повозке, запряженной ослом. Главный герой рассказывает историю страданий, радости и борьбы своего отца и его отца на глазах у его детей и внуков. «Лос-Анджелес Таймс» похвалила Пола Хардинга за прекрасное описание этого романа, сказав: «Писатель, [который] так хорошо описывает что-то — снег, апельсины, грязь, — что вы можете почувствовать запах, почувствовать или ощутить это в комнате.За превосходство Tinkers принесли Полу Пулитцеровскую премию 2010 года и премию PEN/Robert W. Bingham, а также множество других номинаций и шорт-листов.

29. Визит отряда головорезов Дженнифер Иган

Визит отряда головорезов — это художественное произведение Дженнифер Иган, получившее Пулитцеровскую премию в 2011 году. Роман также основан на тринадцати взаимосвязанных историях, связанных с владельцем музыкальной студии Бенни Салазаром, но включает в себя большое количество персонажей.Самое интересное, что почти все персонажи саморазрушительны и отправляются в непредвиденные места, когда становятся старше.

28. Сын повелителя сирот Адама Джонсона

Сын повелителя сирот — это история мальчика-сироты и его пути к диктатуре Северной Кореи. Пак Джун — главный герой, мальчик, который путешествует по ледяным водам, темным туннелям и шпионским камерам в Корее. Корейский сеттинг и захватывающая дух история принесли Адаму Джонсону известность и Пулитцеровскую премию 2013 года, а также Дейтонскую литературную премию мира.

27. «Щегол» Донны Тартт

Американская писательница Донна Тартт написала этот роман десятью годами позже своей первой книги. «Литтл, Браун и компания» опубликовали «Щегола» в 2013 году, и он получил множество наград, в том числе Пулитцеровскую премию 2013 года за художественную литературу. Этот роман был хорошо принят критиками, и Amazon также объявил его лучшей книгой года. «Щегол» рассказывается в ретроспективе от первого лица, а главному герою всего 13 лет.История о выживании главного героя после взрыва бомбы в музее, где он также потерял свою мать и голландскую картину Золотого века.

26. Весь свет, который мы не видим, Энтони Доерр

Лауреат Пулитцеровской премии 2015 года и медали Эндрю Карнеги за выдающиеся достижения в художественной литературе, «Весь невидимый нам свет» можно считать одним из немногих великих современных романов нашего времени и в нем рассказывается безупречная история слепой француженки и немецкого мальчика времен Второй мировой войны.Писатель Энтони Дорр изобразил в этом романе тему человеческого сопереживания и получил в основном положительные отзывы.

25. «Сочувствующий» Вьет Тхань Нгуен

Роман «Сочувствующий» основан на воспоминаниях о наполовину вьетнамце, наполовину французе, агенте коммунизма, который был сослан в Лос-Анджелес правительством Южного Вьетнама. Хотя эта работа сосредоточена на истории агента, она также сосредоточена на его нынешней жизни в США. Если мы хотим установить тему этого романа, он подпадает под множество жанров, включая иммигрантов, войну, шпионов, политик, тайну, триллер, историю, темную фантастику и метапрозу.Писатель является вьетнамским профессором в Америке, и это дебютный роман, который принес ему Пулитцеровскую премию 2016 года наряду со многими другими литературными наградами.

24. «Подземная железная дорога» Колсона Уайтхеда

«Подземная железная дорога» Колсона Уайтхеда — это высоко оцененное художественное произведение, получившее признание критиков и коммерческий успех. Этот роман дает глубокие знания о рабстве еще в 19 веке. Мы можем назвать это альтернативным историческим романом, в котором два раба звонят Коре и Цезарю, пытаясь сбежать со своей плантации через подземную железнодорожную транспортную систему.«Подземная железная дорога» получила несколько литературных наград, в том числе Пулитцеровскую премию 2017 года и Национальную книжную премию в области художественной литературы. В том же году он попал в лонг-лист Букеровской премии.

23. Less Эндрю Шона Грира

Less — один из лучших сатирических романов современности, ставший бестселлером New York Times в 2018 году, а также получивший Пулитцеровскую премию и ряд других литературных наград. Писатель Эндрю Шон Грир сказал, что хотел, чтобы этот роман был серьезным, но позже он понял, что для гей-романов сатирический тон будет лучше, и он также признался, что на самом деле высмеивал его, что сделало его более эмоционально привязанным к этой фантастике. .

22. The Overstory Ричарда Пауэра

Ричард Пауэрс — один из тех писателей, которые обращаются к технологическому воздействию на окружающую среду, и на этот раз в The Overstory он рассказал историю восьми американцев, которые получили уникальный опыт работы с деревьями и собрать их вместе, чтобы они могли глубоко обсудить текущие проблемы и уничтожение лесов. Это очень хорошая история, получившая признание критиков, в прошлом году она была удостоена Пулитцеровской премии за художественную литературу, а также вошла в шорт-лист Букеровской премии в 2018 году.

21. «Маленький остров» Андреа Леви

«Маленький остров» Андреа Леви — один из 100 самых влиятельных романов по версии BBC News, а также один из лучших современных романов в мире. В том же году он получил несколько книжных наград, в том числе премию Costa Book Award, премию Orange за художественную литературу, премию Whitbread Book Award и премию писателей Содружества. «Маленький остров» — четвертый роман Андреа Леви и, по словам The Guardian, самая большая книга британской писательницы.История сосредоточена на четырех ямайских иммигрантах и ​​их экономических трудностях на острове, рассказанных с разных точек зрения.

20. «Случайность» Али Смит

«Случайность» — это постмодернистская фантастика, рассказывающая историю лондонской семьи, отдыхающей в сельской местности. Во время их отпуска в дом приходит незваная гостья по имени Эмбер, что радикально влияет на семью. Позже мать семейства изгоняет ее, и эффект сохраняется даже после того, как они возвращаются в лондонский дом. The Accidental) — роман шотландского писателя Али Смита, написанный в 2005 году и получивший несколько наград, в том числе премию Costa Book Award и премию Whitbread Award. Он также был номинирован на премии Man Booker и Orange Book Awards.

19. «Беспокойные» Уильяма Бойда

«Беспокойные» — это захватывающая история о русской женщине-шпионке, завербованной британскими спецслужбами во время Второй мировой войны. История также связана с дочерью шпиона и постоянно переключает время с настоящего на прошедшее время Второй мировой войны.Уильям Бойд уже является очень известным писателем и добился большего критического и коммерческого успеха благодаря этим шпионским романам. Restless был несколько раз награжден, в том числе премией Коста за художественную литературу. Позже этот роман был адаптирован для двухсерийного телешоу BBC в 2012 году. Этот роман 2007 года является лауреатом премии Коста, а также получил награду «Книга сатиры года» в 2007 году. Роман исследует опыт Альфреда Дэя, который отправился на бомбардировку Ланкастера со своим темным товарищем из команды. Он теряет жену, а позже теряет себя в суматохе своей жизни.

17. «Тайное писание» Себастьяна Барри

Ирландский писатель Себастьян Барри написал «Тайное писание» и был удостоен нескольких престижных наград, в том числе премии памяти Джеймса Тейта Блэка и премии Коста в 2008 году. «Тайное писание» исследует письменность. в процессе автобиографии главной героини, пожилой женщины, которая держит это в секрете от всех остальных. Она возвращается и пишет о себе и своих родителях в маленьком городке Слайго на рубеже 20 века.

16. Pure от Эндрю Миллера

Действие Pure происходит в дореволюционной Франции и имеет дело с грядущими беспорядками на французских территориях. История исследует деятельность инженера, который расчищает переполненное кладбище, загрязняющее местность. Поскольку кладбище любят и ненавидят многие люди, главный герой Жан наживает как друзей, так и врагов своей работой. Pure написан Эндрю Миллером, и это его шестой роман, который принес ему несколько наград, включая премию Costa Book в 2011 году. Наряду с успехом у критиков, «Чистый» также добился экономического успеха и считается одним из лучших современных романов 21 века.

15. «Внести тела» Хилари Мантел

Исторический роман английской писательницы Хилари Мантел. «Внести тела» — это вторая часть ее знаменитого романа «Волчий зал», в котором рассказывается о той же теме могущественного министра короля Генриха VIII Томаса Кромвеля, что и в «Волчьем зале». «Bring Up the Bodies» получил несколько наград, в том числе премию Costa Book Award и Man Booker в 2012 году.

14. «Бесконечные дни» Себастьяна Барри

«Бесконечные дни» Себастьяна Барри — это иммиграционный роман, рассказанный главным героем Томасом Макналти. Макналти — ирландский эмигрант, который мигрирует в Канаду, а затем в Америку, чтобы спастись от великого голода. Он становится другом, присоединяется к армии, что приводит его к участию в двух американских войнах, индейских войнах и гражданской войне в США. Себастьян Барри получил несколько наград, в том числе премию Costa Book Awards в 2016 году и премию Вальтера Скотта в 2017 году.Она получила очень высокие оценки критиков, судьи сказали, что это чудо книги, одновременно эпической и интимной.

13. «В свете того, что мы знаем» Зии Хайдера Рахмана

«В свете того, что мы знаем» считается одним из лучших современных романов, написанных бангладешско-британской писательницей Зией Хайдер Рахман. Это литература диаспоры, рассказывающая историю бангладешского иммигранта, инвестиционного банкира, живущего в Южном Кингстоне, и его давно потерянного друга, вундеркинда-математика.Хайдер выбрал несколько мест для действия этого романа, включая Дакку, Лондон, Кабул, Оксфорд и Принстон. Большая часть романа посвящена войне в Афганистане и экономическому кризису 2007–2008 годов. Он получил премию Джеймса Тейта Блэка и был переведен на многие языки.

12. «Очень громко и невероятно близко» Джонатона Сафрана Фоера

Опубликовано в 2005 году молодым и талантливым писателем Джонатоном Сафраном Фоером и впоследствии стало бестселлером New York Times со значительным количеством номинаций на награды. Close считается одним из лучших современных романов этого века.В нем рассказывается история девятилетнего мальчика, который нашел ключ в вазе своего отца, погибшего во время теракта 11 сентября. Мальчик начинает собирать информацию о ключе по всему Нью-Йорку.

11. «Время из вторых рук: последний из Советов» Светланы Алексиевич

Время из вторых рук написано на русском языке лауреатом Нобелевской премии писательницей Светланой Алексиевич и переведено Беллой Шаевич. Он был опубликован в 2015 году и считается одним из самых влиятельных современных романов 21 века.Это устная история Советского Союза и становления России. Second Hand Time — памятник зарождения распада СССР, а также продолжает рассказывать нам, что выходит из сломленной коммунистической культуры. Это также первый современный роман писателя, переведенный на английский язык.

10. Аустерлиц В. Г. Зебальда

Аустерлиц — роман о приюте академика по европейской архитектуре, привезенного в Великобританию из Чехословакии. В нем рассказывается о детстве главного героя во времена нацистской войны.Он едет в Прагу и встречает друга своего отца, который рассказывает ему о своем происхождении. «Аустерлиц» — последний роман известного немецкого писателя В. Г. Зебальда, получивший несколько наград, в том числе Национальную премию книжных критиков 2001 года и Премию независимой зарубежной художественной литературы в 2002 году. темы.

9. Gilead by Marilynne Robinson

Gilead был опубликован в 2004 году и получил Пулитцеровскую премию за художественную литературу в 2005 году.Он остается одним из величайших современных романов нынешнего века благодаря своей безупречной истории, рассказанной в едином повествовательном стиле. Это сочетание мемуаров и дневника самой писательницы, но о пасторе из маленького городка Галаад, страдающем сердечными заболеваниями. Роман также включает некоторые воспоминания о гражданской войне в США через дедушку пастора.

8. «Половина желтого солнца» Чимаманда Нгози Адичи

Чимаманда Нгози Адичи — нигерийский писатель, опубликовавший «Половину желтого солнца» в 2006 году. The Guardian включил этот роман в число 100 лучших современных романов из-за его прекрасной истории и характеристик во время гражданской войны в Нигерии в 1967 году. В нем много персонажей, и пять конкретных персонажей раскрываются в их отношениях. Из-за декларации Биафры жизни этих пяти персонажей резко меняются, и у них разорваны отношения из-за жестокости воздействия войны. «Половина желтого солнца» получила премию «Оранж» за художественную литературу и получила многочисленные одобрения критиков и интеллектуалов, таких как Чинуа Ахиаба.

7. Книга Маркуса Зусака «Вор»

«Книжный вор», несомненно, шедевр среди самой популярной и лучшей современной литературы нашего времени. Он был опубликован в 2005 году австралийским писателем Маркусом Зусаком и адаптирован для одноименного фильма, получившего «Оскар» и «Золотой глобус». Это один из самых продаваемых романов всех времен, тираж которого составляет 16 миллионов экземпляров, а также он переведен на 63 языка. В нем рассказывается история девушки по имени Лизель, чей брат погиб в начале Второй мировой войны.Она учится читать книги у приемных родителей-евреев и начинает воровать и читать книги, сожженные нацистами.

6. «Облачный атлас» Дэвида Митчелла

«Облачный атлас» широко известен среди читателей и остается одним из самых продаваемых романов с момента его публикации в 2004 году. Он занял свое место среди лучших современников и получил широкое признание критиков. Это третий роман Дэвида Митчелла, исследующий постапокалиптическое будущее, которое автор описывает как реинкарнацию человеческой природы.Облачный атлас получил несколько наград и был адаптирован для знаменитого фильма с участием Тома Хэнкса и Хэлли Берри.

5. «Краткая история семи убийств» Марлона Джеймса

«Краткая история семи убийств» — это ямайская художественная литература, изображающая реальные события и персонажей. Самое интересное, что этот роман состоит из пяти отдельных частей, действие которых происходит в пять разных дней. Изображение политически мотивированного насилия и убийств — это тема, которая также включает причастность ЦРУ к ямайскому политику.Это третий роман ямайского писателя Марлона Джеймса, в котором полное преобразование Ямайки описано всего в пяти частях. В 2015 году «Краткая история семи убийств» получила несколько наград, включая Букеровскую премию, книжную премию Анисфилда-Вольфа и Миннесотскую книжную премию. HBO также планирует экранизировать этот роман в сериале.

4. Заговор против Америки Филипа Рота

Это замечательный исторический роман популярного писателя Филипа Рота, который пытается обсудить политику Франклина Д.Рузвельта и его поражение на выборах 1940 г. Он следует за судьбой семьи Рот сразу после президентства Рузвельта и во время президентства Линдберга. В романе также присутствует антисемитизм, который становится более приемлемым в этот период. Филип Рот добился значительного признания благодаря своим произведениям, и этот роман — еще один хорошо принятый критиками роман, который обогатил его писательское мастерство.

3. «Осень» Али Смит

«Осень» — вторая книга, вошедшая в число 50 лучших современных романов 21 века шотландской писательницы Али Смит.Что наиболее важно, это один из первых романов, посвященный проблеме постбрексита, которая была горячей темой в течение многих лет. Это событие играет очень важную роль в истории Европы, и Али Смит изобразил эту проблему в своем искусном повествовании. В центре истории три человека: опекун, 101-летний бывший автор песен и умерший поп-исполнитель 60-х годов. «Осень» получил признание критиков и был назван одним из 10 лучших романов 2017 года. Он был номинирован на Букеровскую премию, и многие газеты предположили, что Али Смит получит эту премию, поскольку он заслуживает больше, чем кто-либо другой.Несмотря на награду, «Осень» считается самым влиятельным романом 21 ст века.

2. Волчий зал Хилари Мэнтел

Волчий зал написан в современном стиле и установлен в конце 15 го и в начале 16 го века и сейчас является одним из лучших современных романов. Хилари Мантел рассказывает историю восходящей власти Томаса Кромвеля при дворе Генриха VIII. Это симпатичная биографическая и историческая беллетристика, в которой Томас изображен как самый могущественный и тактичный министр Генриха VIII, несмотря на продолжающийся кризис при дворе.Хилари Мэнтел призналась, что ей потребовалось пять лет, чтобы исследовать и написать эту книгу, чтобы она могла сопоставить все события с записанной историей.

1. Никогда не отпускай меня Кадзуо Исигуро

Никогда не отпускай меня — возможно, лучший роман лауреата Нобелевской премии Кадзуо Исигуро, опубликованный в 2005 году. интернат. Студенты обнаружили, что они являются клонами других людей, выращенных под присмотром школьных учителей в качестве опекунов и ожидающих возможности пожертвовать свои органы.Обнаружив свою настоящую личность, они начинают исследовать свою жизнь. Исигуро получил множество наград за свою жизнь, в том числе премию Артура Кларка 2005 года и премию Национального кружка книжных критиков. Он также был номинирован на Букеровскую премию. По мнению различных СМИ, «Не отпускай меня» — один из лучших современных романов 21 ст века, который нужно прочитать хотя бы раз в жизни.

 

   

Наши лучшие 20 книг 21 века (на данный момент)

Пой, непогребенный, пой
Джесмин Уорд

ЛАУРЕАТ НАЦИОНАЛЬНОЙ КНИЖНОЙ ПРЕМИИ и A NEW YORK TIMES ТОП-10 ЛУЧШИХ КНИГ ГОДА

Финалист премии Киркуса, медали Эндрю Карнеги, литературной премии Аспен Уордс и бестселлер New York Times , этот величественный, волнующий и получивший широкое признание роман двукратной обладательницы Национальной книжной премии Джесмин Уорд, история семья в путешествии по сельским районам Миссисипи — это «пробная сила» ( O, журнал Опры ) и вневременное художественное произведение, которому суждено стать классикой.

Джесмин Уорд, обладательница второй исторической Национальной книжной премии, «идеально подходит для данного момента» ( The New York Times ), личный портрет трех поколений семьи и эпическая история надежды и борьбы. «Творчество Уорда наполнено жизнью, горем и любовью… эта книга из тех, что вызывают у вас желание вернуться к ней» ( Buzzfeed ).

Джоджо тринадцать лет, и он пытается понять, что значит быть мужчиной. Ему не хватает отцов для учебы, главным среди которых является его черный дед, Поп.Но есть и другие люди, которые усложняют его понимание: его отсутствующий белый отец Майкл, которого выпускают из тюрьмы; его отсутствующий Белый дед, Большой Джозеф, который не признает своего существования; и воспоминания о его мертвом дяде Гивене, умершем в подростковом возрасте.

Его мать, Леони, непостоянно присутствует в его жизни и жизни его младшей сестры. Она несовершенная мать, находящаяся в постоянном конфликте с собой и окружающими. Она черная, а отец ее детей белый.Она хочет быть лучшей матерью, но не может поставить своих детей выше собственных потребностей, особенно употребления наркотиков. Одновременно терзаемая и утешаемая видениями своего мёртвого брата, которые приходят к ней только под кайфом, Леони борется так, что отражает жестокую реальность её обстоятельств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.