Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Спектакли кирилла серебренникова фото – За 30 Серебренников

Спектакли кирилла серебренникова фото – За 30 Серебренников

Шедевры Кирилла Серебренникова. | Блогер Doubt на сайте SPLETNIK.RU 16 ноября 2017

Опубликовано пользователем сайта

Красота Doubt

             Пост для тех, кто не имеет возможности посетить театр гения и составить собственное представление о его шедеврах. Картинки и скрины из интернета. Воздержусь от комментариев.

 

                                     Ранее творчество Кирилла Серебренникова:

 

 

 

 

 

 

 

Ниже "Золотой петушок" в Большом Театре.  Голый мальчик и есть - петушок:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Ваш взгляд на современное отечественное искусство и театр в частности:

Голосуем:

Оставьте свой голос:

www.spletnik.ru

Мерзость на сцене от Серебренникова

Не мог пройти мимо такого шикарного поста с обзором "творчества" у

Не уверена, что тогда подопытный мог свободно получать доступ к наркотическим средствам (судьба внушительного пакета марихуаны, найденной в квартире Кирилла Серебренникова и невозбужденной в связи с этим статьи до сих пор будоражит общественность), но однообразие «творческих» приемов с дальнейшей их патологизацией налицо. Кефиром поливает девушку герой идущего сейчас на сцене спектакля «Сон в летнюю ночь». Голые тела, особенно мужские, стали фирменным стилем прогрессивного режиссера.

Далее, загадочным образом, человек без диплома и образования режиссера начинает работать в ростовских театрах. Приглядимся к постановке «Городок в табакерке» в ростовском ТЮЗе, которую очень быстро запретили из-за включенных в сюжет элементов садомазохизма. Во время действа на сцену должны были выбегать люди, одетые в костюмы молотков, и бить людей в костюмах колокольчиков под радостное пение последних. В действительности же «молоточки» стегали «колокольчиков» плетьми. Вышедшая в том же году на сцене АТД им. Горького постановка «Маленькие трагедии» была раскритикована в пух и прах местными театралами. (http://www.uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-kirill-serebrennikov.html )

Далее подопытным руководит «случай», который ведет его в Москву, сводит с Алексеем Казанцевым, тот предлагает к постановке пьесу «Пластилин» Сигарева - и – что тут сказать. Два маньяка нашли друг друга. Вкратце про эту мерзость – «история из жизни 14-летнего мальчика, которого мама изнасиловала, а потом еще и двое мужиков, и которого мочат на каждом шагу». Возможно, после этого «случай» свел Серебренникова с его главным на сегодняшний день лотерейным билетом – Владиславом Сурковым. И далее понеслось – приглашения лучших столичных театров, облизывание «прогрессивной» критики, деньги, деньги, деньги, громкий проект «Платформа».

А почему не дать нашему сладенькому мальчику театр? Дали. Имени Гоголя, у Курского вокзала. Разогнав труппу с предельным цинизмом. И начали строить из театра «Центр развития гомосексуалов и извращенцев». До сих пор не понимаю, почему постеснялись назвать данный «Центр» его истинным именем, а прикрылись именем великого русского писателя.

Про постановки много писать не хочу – там все одно и то же – голые мужские тела, садизм, извращения, мужчины на каблуках и в женских платьях, иногда с рогами на голове (я ничего не курила, просто описываю увиденное). Очень точно выразилась про «творчество» Киры небезызвестная Божена Рынска – «На сцену вышли актер и актриса и тут же разделись. Не понаслышке знакомые с современным театром предположили, что сейчас они осуществят или половой акт, или акт дефекации, однако ничего такого — актеры просто обменялись одеждой. Все последующие действия также были исполнены глубокого смысла, причем толща мысли была — с соплю на блюдце. Самые резвые светские активисты, посмотрев начало, удрали на «Красный Октябрь»…… Спектакль Серебренникова специально для гостей «Серебряного дождя» сократили до двух с копейками часов (страшно подумать, сколько он идет для простых граждан), и несколько светских активистов успели вернуться к выносу икры. Гости выходили из зала усталыми. Казалось, из них выпили энергию. Все умствования и фокусы режиссуры скатились с них как с гуся вода. И это очень типично для театра «голого короля»: не вызывать у зрителя никаких эмоций, не попадать не то что в душу, даже рядом с душой. Как, почему этот пустой, на мой взгляд, режиссер стал модным?.... После «Метаморфоз» многим было неловко друг на друга смотреть. Телеведущая Марианна Максимовская заметила, что современный театр можно пережить. Ее муж Василий Борисов сказал, что он не жалеет, что посмотрел, и вздохнул, но он вообще добрый, а икра способна примирить его даже с современным театром. Кроме этой пары, спектакль не обсуждал никто...» («Икра и пустота», 05.03.2013, газета.ru)

И вот, наконец, «Нуреев» в большом театре. Про Рудольфа Нуреева знают многое и разное, но есть одно НО. Он, в отличие от Серебренникова, был фантастически одарен в танце, в движении. Он не выносил непрофессионализм. И поэтому ходящая в театральных кругах байка «Рудик отомстил», не позволил патологической раскрученной серости и бездари рассказать о своей жизни – что-то в этом есть….
Я не буду ставить фото с прогона "Нуреева"

Опять голые мужские тела, фото обнаженного Нуреева, мужчины-трансвеститы на каблуках и в женских платьях. Мне противно.
Я поставлю 2 другие. О любви Серебренникова к революции. (А что будет, если ему сочувствующие ее совершат? Жизнь превратится в «рай» для растлителей и педофилов?) И второе – где режиссер плачет. Потому что не дали выпустить бездарный спектакль. А вовсе не потому, что из-за него сидят его бывшие сотрудники, которым просто не повезло оказаться с ним на одном жизненном пути.

А, впрочем, чему я удивляюсь?

svyatoslav.livejournal.com

«Звезда» и жизнь Кирилла Серебренникова — Сноб

Один из главных ньюсмейкеров 2017 года режиссер Кирилл Серебренников стал номинантом на премию «Сделано в России» за театральный проект «Звезда», идущий на сцене «Гоголь-центра». Что означает фигура Серебренникова сегодня для отечественной культурной и общественной жизни, попытался объяснить в своем письме режиссеру главный редактор журнала Сергей Николаевич

Кирилл Серебренников Фото: РИА Новости

Дорогой Кирилл,

так много всего произошло за последние месяцы. Кажется, не проходит дня, чтобы я не прочел или не узнал о тебе что-то новенькое. Какой-то мутный вал обрушился на тебя и «Гоголь-центр», грозя раздавить все, что движется и дышит в районе Курского вокзала. Я хорошо знаю эти места. Когда-то мы работали по соседству. Как ты знаешь, «Сноб» начинался на «АРМЕ». Звучит почти как «Бальзак женился в Бердичеве». Но это так. Закопченный кирпич позапрошлого века, толпы приезжих и очередь из бомжей, которые приходили сюда по четвергам, когда доктор Лиза Глинка раздавала им бесплатную еду. Рядом твой любимый «Винзавод», выглядевший тогда немногим краше «АРМЫ». Ну и, конечно, Курский вокзал — главный энергетический центр, заражающий своей предотъездной, предстартовой лихорадкой.

«Поезд до Симферополя отправляется с 8-го пути». Сколько раз моя душа тоскливо обмирала, слыша этот механический голос! Бросить все, купить билет, через сутки увидеть море… «Давно, усталый раб, замыслил я побег». Но нет, тащишься дальше по бесконечному тоннелю, где торгуют черешней, колготками и черствыми пряниками, где до сих пор висят указатели: «К Театру им. Гоголя». Уже пять лет как нет этого театра, но почему-то никому в голову не придет поменять таблички. Может, потому что там, в темных подземельях и катакомбах, где скребутся мыши и решаются наши судьбы, знают, что «Гоголь-центр» — это ненадолго? Зачем зря стараться? Может, завтра это опять будет Театр транспорта, как было когда-то в конце 40-х годов. Ты сам рассказывал мне, что его открыли по приказу какого-то сталинского наркома, мечтавшего увидеть свою пассию, опереточную артистку, на сцене собственного театра. Чего она там пела, уже никто не помнит. Как водится, начальника потом сгнобили, пассию выгнали вон, но массивная бронзовая люстра и деревянные панели на потолке от времен их любви и владычества остались. Ты их не тронул, когда задумал все сломать и переиначить в пространстве бывшего Театра им. Гоголя.

— Завтра уже ничего этого здесь не будет, — радостно повторял ты, показывая в сторону изношенных кресел партера и дряхлых кулис.

Спектакль «Ахматова. Поэма без героя». Режиссер — Кирилл Серебренников Фото: «Гоголь-центр»

Денег и времени на что-то капитальное и дизайнерское не хватило. Стены кое-где побелили, а где-то ободрали до кирпичной кладки. Туалеты стали ярко-красными, как пожарное депо. Получилось модное транзитное пространство, где можно было пересидеть в окружении разных милых теней прошлого. Тут же фото в полный рост К. С. Станиславского, В. И. Немировича-Данченко, Вс. Мейерхольда, А. Эфроса с их мудрыми сентенциями. Зачем-то они тебе были нужны, эти домовые русского театра. Вообще я много раз замечал, что к былым легендам и мифам ты гораздо чувствительнее, чем может показаться на первый взгляд. Ты читал и думал о них больше, чем все твои сверстники-режиссеры. Я до сих пор помню твое давнее интервью в «Коммерсанте», где ты с жаром объяснял, как хочешь извлечь Татьяну Васильевну Доронину из ее колумбария на Тверском бульваре, чтобы все увидели, что она все еще живая, великая и прекрасная.

Ты появился в Москве загадочным ростовским принцем в черной шапочке, серебряных перстнях и с разбойничьей серьгой в ухе, призванным оживить сонное царство столичного театра. Такая у тебя была миссия. Но одних только поцелуев явно было недостаточно. Требовались какие-то другие, более радикальные средства и способы. Ты выбрал два направления, два пути, которые должны были привести к желанной цели: актуальная драматургия, приправленная современным абсурдом и хоррором — «Пластилин» в Центре режиссуры и драматургии, «Изображая жертву» во МХТе. И западная классика — «Сладкоголосая птица юности» Теннесси Уильямса в «Современнике».

«Пластилин» пролетел мимо меня, «Жертва» оставила более или менее равнодушным, зато на «Сладкоголосой» я понял, что теперь буду ходить на все твои премьеры. Год назад я случайно встретил Юру Колокольникова, твоего Чанса Уйэна. Задумчиво поглаживая свою красивую голову, на которой почти уже не осталось никаких кудрей, он с растерянной улыбкой сказал мне: «Вы, наверное, не в курсе, но «Сладкоголосая» до сих пор идет в «Современнике». Бог мой! Столько всего произошло, поменялось, рухнуло, закрылось, исчезло бесследно, а тот давний твой спектакль жив. Именно тогда тебе впервые удалось найти формулу своего театра, разгадать секрет его живучести. И ужасная, карикатурная, невыносимая женщина принцесса Космонополис в исполнении Марины Нееловой — монстр из монстров, актриса из актрис, дива из див, стала героиней твоего театрального романа. Именно она обладала тайной, которую ты потом будешь развенчивать со всем своим прямодушным задором и бесстрашием молодости.

Спектакль «Мандельштам. Век-волкодав». Режиссер — Антон Адосинский Фото: «Гоголь-центр»

Тогда из-за твоего спектакля я вдрызг разругался с Виталием Яковлевичем Вульфом. Он, главный лорд-хранитель заветов и традиций русской сцены, восстал против «Сладкоголосой», прозорливо почувствовав опасного чужака на вверенной ему территории. И пригвоздил, и проклял, и потребовал снять свое имя с афиши (он был переводчик!). Он больше никогда не переступит порог «Современника», с которым был кровно связан всю жизнь, и даже порвет с Мариной, которую очень любил. До самой его смерти они, кажется, не разговаривали. Почему он мне простил мои восторги в твой адрес, не знаю. Но, в конце концов, я был всего лишь театральным критиком, имевшим право на свое безумие. Но ты — другое дело. Из ростовского принца ты быстро был переквалифицирован в осквернителя праха, посягнувшего на святое. Не помогли ни лестные рецензии, ни даже заступн

snob.ru

Зрители наградили "Звездой театрала" режиссера Кирилла Серебренникова - Культура

МОСКВА, 2 декабря. /ТАСС/. Художественный руководитель театра "Гоголь-центр" Кирилл Серебренников стал лауреатом премии "Звезда театрала" в номинации "Лучший режиссер". Церемония награждения состоялась в понедельник в Театре имени Евгения Вахтангова.

Серебренников был удостоен почетной премии за постановку "Барокко" 2018 года. В спектакле звучат тексты философов, художников и общественных деятелей середины ХХ века. Артисты Гоголь-центра и приглашенные оперные певцы исполняют произведения знаменитых композиторов эпохи барокко.

Серебренников не смог получить премию лично, за него награду забрал директор "Гоголь-Центра" Алексей Кабешев. "Кирилл не смог сегодня приехать, расписание сложное между судами. Эта премия Кириллу за спектакль "Барокко", этот спектакль выпускался, когда Кирилл был под домашним арестом. Надеюсь, он не обидится, но эта премия не только его, но и всего театра, потому что так собраться и выпустить такую сложную работу может только такой талантливый коллектив", - сказал Кабешев.

Также в номинации были представлены Роман Виктюк и Андрей Кончаловский.

Лучшая мужская роль 

Актер Владимир Машков получил премию "Звезда театрала" как исполнитель лучшей мужской роли за роль Абрама Шварца в постановке "Матросская тишина" в Театре Олега Табакова. Машков приехал на церемонию сразу после спектакля в этом театре. "Это, конечно, большой праздник, я благодарю всех наших любимых зрителей, без которых театр бессмысленен. Только зрителем мы и живем, и подпитываем нашу любовь", - сказал он со сцены.

Исполнительницей лучшей женской роли была признана Елизавета Боярская за роль Марины Цветаевой в спектакле "1926" Филармонии им. Шостаковича. Артистка не смогла присутствовать на церемонии, так как находится на гастролях. "Спектакль еще совсем новый мы сыграли его не больше 15 раз, но я очень рада, что уже на таком этапе вы его поддерживаете", - сказала она в видеообращении к зрителям.

Награду в номинации "Лучшая женская роль второго плана" получила Ирина Пегова за роль Люськи в постановке "Бег" МХТ им. Чехова. В аналогичной мужской номинации победителем был назван Константин Райкин за роль Сганареля в спектакле "Дон Жуан" театра "Сатирикон".

Райкин также был вынужден пропустить премию из-за гастролей. "Я опираюсь на своих замечательных коллег по этому спектаклю, если бы не было Тимофея Трибунцева, не было бы моего второго плана. <...> Я благодарен ему и многим другим коллегам-мастерам", - сказал артист по видеосвязи. Награду за актера получил режиссер постановки Егор Перегудов.

"Легенды сцены"

Премия "Звезда театрала - 2019" в номинации "Легенда сцены" вручена певице Тамаре Синявской, актеру театра и кино Василию Лановому, а также художественному руководителю Московского театра "У Никитских ворот" Марку Розовскому.

Во время выхода Синявской на сцену зал аплодировал стоя. Премию народной артистке СССР вручили пианист Даниил Крамер и главный редактор "Театрала" Валерий Яков.

Синявская призналась, что не ожидала стать лауреатом этой премии. "Когда мне позвонили, я не очень поняла, какое отношение я имею к легенде театра, потому что для меня театр всегда был драматическим", - отметила она. Певица отметила, что четыре года успела прослужить в Малом театре, после чего 40 лет служила в Большом. "С театром у меня связана вся моя жизнь, после того, как я ушла из театра, я попала в институт, театральный институт, и до сих пор в нем служу", - сказала она.

Следующим почетную статуэтку получил Розовский. "Легенда - это некий вымысел. Но над вымыслом слезами обольюсь и посмеюсь, конечно же. Давайте будем свободными в нашем театральном деле и давайте делать высокое, если у нас это будет получаться, мы станем легендами", - отметил Розовский.

Лановой, получая награду, подчеркнул, как важно для него, что вручение премии происходит именно на сцене Театра им. Вахтангова, где он проработал 63 года. "Здесь наш Евгений Богратионович Вахтангов, который ушел в 39 лет своей жизни, последний его спектакль "Принцесса Турандот" стал основой нового движения в мировом театре - вахтанговского направления. <...> Спасибо этой сцене, спасибо залу, спасибо зрителям!", - сказал артист. Публика встречала и провожала его, аплодируя стоя.

Лучший спектакль

Постановка "Макбет" режиссера Театра на Малой Бронной Антона Яковлева стала победителем премии "Звезда театрала" в номинации "Лучший спектакль. Большая форма". 

"Для меня очень странно получать награду за такой мрачный, психологически сложный спектакль, который мы придумывали с Даниилом [Страховым] достаточно долго в муках и в радости. Я никогда еще столь тяжело не прорывался, не вгрызался в кишки персонажей. Я очень рад, что зрители так отреагировали на этот спектакль", - сказал Яковлев, принимая награду из рук специального корреспондента информационного агентства ТАСС Ольги Свистуновой.

Премьера спектакля состоялась 14 декабря 2018 года. В нем задействованы артисты Даниил Страхов, Елена Николаева, Владимир Яворский, Александр Голубков, Олег Кузнецов и другие.

Звания "Лучший спектакль малой формы" была удостоена постановка "Человек из Подольска Сережа очень тупой". Награду получила ее режиссер Марина Брусникина. "Этот спектакль театра "Практика" и Мастерской Брусникина. Но ребята сегодня все играют спектакль - их нет в зале, нет директора мастерской, но на сцене стоит директор "Практики" Борис Михайлович Мездрич и художник-постановщик Савва Савельев, и это прекрасно", - сказала она.

Лучшим директором театра был объявлен директор "Мастерской Петра Фоменко" Андрей Воробьев. В номинации "Лучшая постановка иностранного режиссера в России" была названа "Новая квартира" итальянского режиссера Джорджио Сангати в Театре имени Е. Вахтангова. Народная артистка РСФСР Светлана Немоляева подучила статуэтку в номинации "Лучшая роль театральной актрисы в кино" за фильм "Ван Гоги" режиссера Сергея Ливнева. Аналогичную награду в мужской номинации получил Олег Меньшиков за ленту "Гоголь. Страшная месть" Егора Баранова. Лауреатом в категории "Лучший театрализованный проект" стал "Бурлеск" Московского цирка на Цветном бульваре.

О премии

Имена лауреатов в номинации "Легенда сцены" были обнародованы заранее. В отличие от остальных, в этой номинации победителей определяет не зрительское голосование, а дирекция премии в содружестве с общественным советом, в состав которого входят народная артистка СССР Алла Пугачева, летчик-космонавт Олег Скрипочка, заслуженные мастера спорта России Илья Авербух и Алина Кабаева, заслуженный деятель искусств Лариса Рубальская, писатель Татьяна Устинова и другие.

Самым первым лауреатом в номинации "Легенда сцены" в 2008 году был признан народный артист СССР Владимир Зельдин. Затем эту когорту пополнили другие выдающиеся мастера.

Премия "Звезда театрала" была основана в 2008 году, ее особенность заключается в том, что лауреатов определяют не профессиональные критики, а рядовые зрители, делая это путем интернет-голосования на странице премии. За время своего существования эта награда присуждена почти 140 лауреатам. В этом году премия вручается в 17 номинациях.

tass.ru

«Серебренников подарил мне роман "Петровы в гриппе" с посылом "Прочитай, чтобы поставить"»

Актер и режиссер играет главную роль в фильме Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе» по роману-лауреату «Нацбеста», ставит спектакли в ставшем родным Петербурге и по всей России, а также готовит кинодебют по хитовой пьесе «Человек из Подольска».

Как ты попал в картину Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе и вокруг него»?

Девять лет назад я снялся в Латвии в дебюте Айка Карапетяна «Люди там», который у нас так и не вышел. Чуть ли не единственным, кто его увидел, был Кирилл Семенович, который тогда ставил спектакль в Риге. Потом он позвал нас с младшим братом (актером Евгением Серзиным. — Прим. ред.) в фильм «Лето». Параллельно я предлагал ему что-нибудь сделать в «Гоголь-центре», и Кирилл Семенович подарил мне роман Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» с посылом «Прочитай, чтобы поставить». Книга мне понравилась, но я не представлял себе, как это сделать в театре. Спустя время Серебренников написал инсценировку на основе романа и запустил фильм, куда позвал меня на пробы. На съемках мы много репетируем, что большая редкость. Это не обязательно прешут с камерой, иногда просто на телефон, но все продумывается и сочиняется — крутой процесс и действительно большое счастье: понимать, что так рождается настоящее кино.

А кем ты себя больше ощущаешь — актером или режиссером? Твои театральные постановки ведь идут по всей стране — от Москвы и Ярославля до Екатеринбурга и Новосибирска.

Наверное, режиссером, хотя мне все интересно. Я не позиционирую себя как актер, и поэтому мне легче — когда нет артистических амбиций, проще ко всему относишься. В таких профессиях нельзя вывозить все на сложных щах — должна быть самоирония. Это не значит, что относишься несерьезно. Ты оставляешь зазор, чтобы не превратиться в кого-то, кто ваяет себе памятник.

Неужели и в детстве не мечтал выступать на сцене?

Я из Мурманска и, как и все там, хотел быть моряком. В семье у нас никто не был связан с театром: мама — учитель русского языка и литературы, а впоследствии финского, папа — помощник капитана. После школы я пошел в мореходку и параллельно начал заниматься в театральной студии. Через год накопил денег и поехал поступать в Театральную академию в Питер. Был уверен, что не выйдет, поэтому немного не рассчитал: пока проходил отбор, жил на улице — ночью гулял, а днем спал на лавках, потому что так меньше вероятность, что к тебе пристанут полицейские. Я думал пойти учиться к Владиславу Пази — мама рассказала, что он когда-то ставил спектакли в мурманском театре, — но пока ехал в поезде, он умер. Так я попал на курс Вениамина Михайловича Фильштинского.

Вместе со своими однокурсниками — выпускниками Фильштинского 2011-го — вы создали в Петербурге свой «Этюд-театр», в котором ты два года был главным режиссером. Почему ушел — перерос эту историю?

Не то чтобы перерос. Это важный этап, которому я отдал много сил и времени: отказывался от предложений, готов был есть одну гречку — все ради театра. А потом, когда дальше вместе стало уже невозможно, ушел. Я долго это переживал, но все же отпустил и считаю важным опытом. Теперь занимаюсь «Невидимым театром», в котором делаю только то, что хочу, и с тем, с кем хочу. Пусть это и эгоистично звучит, но теперь я думаю про то, что интересно мне, а не сочиняю репертуар, стараясь занять всех актеров. Мне вообще раньше казалось, что если ты не преодолеваешь нереальных трудностей, что-то не то. Потом я понял, что когда все получается, не надо искать сопротивления.

Скоро ты дебютируешь в кинорежиссуре. Твой проект получил финансирование от Минкульта. Почему ты решил снять фильм по «Человеку из Подольска» — пьесе об одном экзистенциальном задержании и допросе?

Я поставил спектакль по пьесе Дмитрия Данилова в Яро­славском театре им. Волкова, его увидела продюсер Наталья Мокрицкая и предложила попробовать сделать из этого кино, а я всегда об этом мечтал. Даже снял два клипа группам OQJAV и «Не’мой фронт». Кроме того, я как раз поработал в кино с другими режиссерами — для меня это тоже стало своего рода подготовкой. Помимо «Петровых», я сыграл в дебюте сценариста «Горько!» Алексея Казакова «А теперь не смотри» — мистической драме с элементами хоррора.

Вообще, неудивительно, что «Человека из Подольска» ставят по всей стране. Я еще не успел прочитать пьесу, а уже начал пересказывать ее на другой репетиции, и все хохотали. И начинается она очень для нашего времени симптоматично — с вопроса Фролова: «Простите, а за что меня задержали?» Киносценарий немного отличается от пьесы, его драфт мы готовили с Юлией Лукшиной, который я сейчас дорабатываю. Пока каст окончательно не утвержден — еще будут ансамблевые пробы, а в феврале, надеюсь, начну снимать.

Текст: Елена Анисимова

Фото: Алексей Сорпов

www.sobaka.ru

В барок-камере – Weekend – Коммерсантъ

В «Гоголь-центре» показывают «Барокко», историю мятежа и эстетического прорыва 1960-х, поставленную режиссером Кириллом Серебренниковым «из-под» домашнего ареста — как очень личное напоминание о внутренней свободе художника и о том, что искусство — всегда синоним игры с огнем

Спектакль «Барокко» — совокупность чрезвычайных обстоятельств, возведенных в сюжет и тему. Обстоятельства, увы, хоть и чрезвычайные, но не новые. Уже предыдущая премьера Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре», «Маленькие трагедии», выходила в свет, когда режиссер был под домашним арестом. Но разница между двумя этими премьерами тем не менее велика. Если оставить в стороне эмоции и оценки, то в «Маленьких трагедиях» физическое отсутствие режиссера в театре было «всего лишь» технической подробностью выпуска, с которой нужно было как-то справиться, и постановочная группа справилась наилучшим возможным образом. В «Барокко» отсутствие осознано, пережито и превращено в сюжет. А финальный выход труппы на поклоны в майках с надписью «Free Kirill» из постскриптума, которым он был в «Маленьких трагедиях», в «Барокко» стал неотъемлемой частью истории. Там майки выражали настроение труппы и взывали к солидарности зала. Здесь — договаривают, доигрывают центральную линию спектакля.

Фото: Ира Полярная

Самое неожиданное в этой истории — то, насколько она оказалась личной. Как и, собственно, напоминание о том, что индивидуальное и личное — с точки зрения искусства совсем разные вещи. Серебренников — режиссер с очень узнаваемой индивидуальной манерой работы, но совершенно не склонный превращать спектакли в лирическое высказывание. «Барокко» — едва ли не первый «личный» спектакль Серебренникова, спектакль, в котором он, говоря о художнике, говорит о себе — и этого не скрывает.

«Маленькие трагедии» выпускали в ситуации неопределенности, но имея, по крайней мере, за спиной прошлую, закончившуюся определенность. «Барокко» Серебренников ставил в ситуации дурной определенности домашнего ареста, в ситуации, в которой он мог положиться на беспрецедентную преданность, работоспособность и тренированность своей команды, но был вынужден нарушать фундаментальный принцип профессии. Режиссура — искусство присутствия. Можно передавать через адвоката для обнародования стихи, написанные в заключении, но не действенный анализ сцены. Кажется, лиричность «Барокко» именно такого происхождения, невольного во всех смыслах слова,— это сочиненный, зарифмованный, записанный в одиночестве спектакль, переданный «наружу». Серебренников — в той же мере его автор, что и персонаж. Несмотря на то, что история, казалось бы, происходит в

www.kommersant.ru

Кирилл Серебренников - режиссёр,автор, фото, факты из биографии, события на listim.com

Родился в 1969 году. В 1992 году окончил Ростовский университет, а с 1994-го начал ставить спектакли в драматических театрах Ростова-на-Дону. С 2000 года работает в Москве, где дебютировал в Центре драматургии и режиссуры спектаклем «Пластилин» по пьесе В. Сигарева.

С 2002 до 2013 гг. постоянно ставил в МХТ им. А.П. Чехова (спектакли «Терроризм» и «Изображая жертву» по пьесам братьев Пресняковых, «Мещане» по А.М. Горькому, «Лес» по А.Н. Островскому, «Господа Головлевы» по М.Е. Салтыкову-Щедрину, «Человек-подушка» по М. Макдонаху, «Киже» по Ю. Тынянову, «Трехгрошовая опера» по Б. Брехту, «Зойкина квартира» по М. Булгакову). Среди постановок Серебренникова в других театрах — «Откровенные полароидные снимки» по М. Равенхиллу (филиал Театра имени А.С. Пушкина), «Сладкоголосая птица юности» по Т. Уильямсу, «Голая пионерка» по М. Кононову и «Антоний и Клеопатра. Версия» по У. Шекспиру (Театр «Современник»), «Околоноля» по Н. Дубовицкому (Театр Олега Табакова), «Мертвые души» по Н.В. Гоголю и «Войцек» по Г. Бюхнеру (Национальный театр Латвии, Рига).

Также работает в разных жанрах музыкального театра. Поставил: оперы «Фальстаф» Дж. Верди (Мариинский театр, Санкт-Петербург), «Золотой петушок» Н.А. Римского-Корсакова (Большой театр), «American Lulu» О. Нойвирт («Komische Oper», Берлин), симфонический перформанс «Requiem» на музыку А. Сюмака и проект «Гамлет-машина» по мотивам пьесы Х. Мюллера и произведений современных композиторов (МХТ им. А.П. Чехова), оратории «Жанна Д’Арк» А. Онеггера и «Персефона» И. Стравинского (Московский международный дом музыки), «Мистерион» по «Мистерии о конце времен» К. Орфа, оперы «Станция» А. Сюмака и «Богини из машины» А. Мустукиса (фестиваль современного искусства «Территория»).

В 2012 году выпустил актерско-режиссерский курс в Школе-студии МХАТ, на основе которого была создана «Седьмая студия», позже ставшая одним из резидентов «Гоголь-центра». С актерами студии поставил спектакли «Герой нашего времени» по М.Ю. Лермонтову, «Отморозки» по З. Прилепину, «Охота на Снарка» по Л. Кэрроллу, «Метаморфозы» по Овидию (совместно с Давидом Бобе) и «Сон в летнюю ночь» по У. Шекспиру.
Много работал в кино и на телевидении. Режиссер фильмов «Изображая жертву», «Постельные сцены», «Юрьев день», «Короткое замыкание» (новелла «Поцелуй креветки»), «Измена», сериалов «Ростов-папа», «Дневник убийцы».

Создатель и художественный руководитель проекта «Платформа» (с 2011 года).

С августа 2012 года — художественный руководитель «Гоголь-центра», где поставил спектакли «Идиоты» (пьеса В. Печейкина по мотивам фильма Ларса фон Триера), «Пробуждение весны» (по мюзиклу С. Сейтера и Д. Шейка на основе пьесы Ф. Ведекинда), «Мертвые души» по Н.В. Гоголю, «(М)ученик» по М. фон Майенбургу.

listim.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *