Уютный трикотаж: интернет магазин белорусского трикотажа

Табу том харди прическа – Анна Наринская о сериале «Табу» с Томом Харди — Статьи на КиноПоиске

Табу том харди прическа – Анна Наринская о сериале «Табу» с Томом Харди — Статьи на КиноПоиске

Анна Наринская о сериале «Табу» с Томом Харди — Статьи на КиноПоиске

По просьбе КиноПоиска литературный критик Анна Наринская посмотрела английский сериал «Табу» и обнаружила, что у него есть кое-что общее с «Игрой престолов».

На английском телеканале BBC подошел к концу показ первого сезона мини-сериала «Табу», который мы включали в список самых ожидаемых телепроектов года. По просьбе КиноПоиска литературный критик Анна Наринская посмотрела все восемь серий этой неправдоподобной истории о войне героя Тома Харди с Ост-Индской торговой компанией и не нашла в ней ничего общего с реальной Великобританией XIX века.

Шикарная антисанитария

«Табу»

Лондон, 1814 год. Англия уже почти победила в войне с Наполеоном и уже почти проиграла в войне с откалывающимися североамериканскими колониями. Король Георг III признан безумным, страной управляет принц-регент — будущий Георг IV, обжора и денди, официально считающийся самым непопулярным монархом Британии на все времена. Двору, погрязшему в интригах и распутстве, противостоит Ост-Индская торговая компания — эдакий синдикат, представляющий собой смесь ЦРУ, КГБ и самой отъявленной корпорации из теперешних. То есть самодурство монархии сталкивается с бесстыдным нахрапом капитализма. Это идеальная рамка, идеальный внешний конфликт для истории с любовью, кровью и опять кровью. «Табу» (это название — отчасти обманка; во всяком случае, та часть сюжета, к которой оно может относиться, быстро отходит на второй план) — как раз такая история.

На похоронах судовладельца Хораса Делени неожиданно для всех появляется его сын Джеймс, которого уже довольно давно считали умершим (Том Харди, выдумавший и спродюсировавший всю эту историю).

«Табу»

Джеймс заявляет свои права на наследство. Единственное, что осталось от его разорившегося отца, — некогда выкупленный у индейцев за пригоршню бус кусок побережья на американо-канадской границе. Война между Британией и самопровозглашенными американскими Штатами, блокирующими тихоокеанские морские пути для королевского флота, делает этот клочок земли стратегически бесценным, и Делени оказывается в центре противоборства короны (Марк Гэйтисс в роли принца-регента наделен животом и брылями) и компании (Джонатан Прайс, изображающий ее главу, играет прямо шекспировского злодея).

«Табу»

Все это усложнено и приправлено крайне неоднозначными отношениями Делени со своей сводной сестрой (Уна Чаплин), заговорами и сценами скромных, но все-таки оргий. Так что следить за тем, как Делени (неизменно брутальный, неизменно потный и неизменно секси) плетет нити интриг и зверски расправляется с предателями, очень занятно. А будь Том Харди в этой роли немного менее неизменным, а проще говоря, одинаковым, было б еще занятнее.

«Табу»

Куда интересней, чем на однообразие Харди, смотреть на невероятное разнообразие слякоти, пыли и помоев, которое нам предлагают. Здесь царят шикарная антисанитария (герои как ни в чем ни бывало пробуют на вкус навоз, в трактире жаровня с мясом стоит прямо около нужника), декоративная болезненность (принц-регент покрыт какой-то коростой, у большинства персонажей нарочито плохие зубы) и, главное, грязь, грязь, грязь. Грязь на улицах, в воде, на одежде, на коже. Старину в кино уже давно не представляют чистенькой и хорошенькой, но «Табу» в этом смысле бьет рекорды.

Калоши счастья

Нельзя сказать, что у этого не было никаких исторических оснований. Питер Акройд пишет в «Биографии Лондона», что в начале XIX века (то есть в то время, когда разворачиваются события «Табу») Лондон все еще пользовался канализацией, проложенной в ХV веке. Под чуть ли не четвертью домов в городе находились выгребные ямы, а мусор в основном сбрасывался в каналы и реку, берега которой местами становились кладбищем отходов, по которым шныряли дети в поисках поживы. Все это в «Табу» действительно показывают, но вовсе не затем, чтобы создать сверенную с источниками картину, а как раз ровно для обратного — чтобы создать картину, сверенную со сказкой.

«Табу»

В «Калошах счастья» Ганса Христиана Андерсена советник юстиции Кнап, уверенный в том, что в «старые времена» жилось куда лучше, чем в его дни, надевает по ошибке эти самые волшебные калоши и — хлоп — попадает, как и желал, в эпоху царствования славного короля Ганса. Попадает — и тут же начинает в прямом смысле тонуть в грязи.

В сериале «Табу» происходит то же самое, только ровно с обратным результатом. Его создатели, хоть и показывают время совсем не столь давнее, как то, куда попадает советник, тоже топят в красиво снятой грязи своих героев и отчасти зрителя. Но если сказочник Андерсен таким образом высмеивает романтические представления своих современников о прошлом и утверждает трезвые ценности прогресса (Кнап, выбравшийся из пятнадцатого века в свой девятнадцатый, «от всего сердца благословлял счастливую действительность и свой век»), то создатели «Табу», рассказывая свою сказку, используют грязь (а также навоз и мочу) в качестве романтической смазки, волшебного вещества, превращающего Англию времен регентства в место вроде земли Вестерос.

«Табу»

Смешно предъявлять к этой истории требования правдоподобности (хотя странным образом такие попытки имеются: двое британских историков обвинили создателей сериала в очернении Ост-Индской компании). Действие здесь происходит практически в Атлантиде — в суровой, но все равно желанной стране, название которой крупно и отчетливо выведено грязью.

Она называется «жестокое, немытое, но все равно романтичное прошлое». Прошлое, в котором любили сильнее, желали сильнее, ненавидели сильнее — и пачкались тоже сильнее.

Рецензия на первый сезон сериала «Табу»

Табу

Вернувшийся из длительного путешествия по Африке в дом недавно умершего отца Джеймс Дэлейни сталкивается в Лондоне с жестоким клубком интриг и коррупции – на оставленный ему в наследство клочок земли у берегов Северной Америки претендуют не только Британская корона и Ост-Индская компания, но и бывшая супруга покойного мистера Дэлейни. Однако у Джеймса свои планы на отцовский подарок. Вступив в противостояние с могущественными противниками, африканский гость, казалось бы, обрекает себя на скорую гибель, но не тут-то было – в арсенале Дэлейни немало трюков, открывающих перед ним любые двери.

Кадр из сериала "Табу"

Кадр из сериала "Табу"

Загадочный язык, на котором время от времени говорит персонаж Харди, – реальный диалект под названием «тви», использующийся некоторыми представителями народности акан из западноафриканского государства Гана

Все-таки есть определенный смысл в том, чтобы измерять снимающиеся для ТВ сериалы четкими понятными отрезками – сезонами. Понимая, какую историю они рассказывают, в какой хронометраж нужно ложиться, какие концы стоит подобрать, а что оставить на будущее, сценаристы работают лучше, шоу получается качественнее, зритель остается доволен. Однако без тех, кто идет «против течения», не обходится ни в одной сфере – устоявшиеся шаблоны сами просятся на слом, вот только делать это нужно с умом. Сериал «Табу», воспетый после первого эпизода едва ли не каждым критиком, по словам сценаристов, замахнулся сразу на три сезона, а потому и силы распределил на длинную дистанцию. Есть все основания считать, что самоуверенность это шоу сгубила.

Кадр из сериала "Табу"

Кадр из сериала "Табу"

Конечно, хорошо, когда авторы представляют, во что выльется каждое совершенное сегодня героями действие через год и через два. Вот только подобная далеко идущая горизонтальная сюжетная линия начисто выхолащивает стартовый сезон, который невольно превращается в затянувшуюся экспозицию. А ведь по большому счету в «Табу» почти нет действия. Нет, конечно, герои перемещаются из локации в локацию, произносят свои строчки, даже демонстрируют какие-то эмоции. Но в самом общем виде в восьми часовых эпизодах размазано не более страницы обычного кинематографического сценария – герою нужен порох, он его тем или иным способом добывает.

Кадр из сериала "Табу"

Кадр из сериала "Табу"

Все. Вот об этом первый сезон «Табу». Разумеется, обилие персонажей скрашивает откровенный сценарный саботаж, от наблюдения за героями можно даже получить определенное удовольствие, но признайтесь сами себе – разве этого вы ожидали от Тома Харди и Стивена Найта? Разве таким образом привлекали зрителей «Острые козырьки»? Разве в подобной апатии скрывалось волшебство «Лока»? «Табу» оказалось пустым самолюбованием, в котором форма превалирует над содержанием по той простой причине, что содержание в этом сериале околонулевое.

Кадр из сериала "Табу"

Кадр из сериала "Табу"

При этом нельзя не отдать должное декораторам, художникам, костюмерам, гримерам – шоу действительно сделано очень атмосферно, грязи, за которую ругали нашего «Дуэлянта», в «Табу» в разы больше, пышные платья есть даже у женщин, как сейчас принято говорить, «пониженной социальной ответственности», ну а высокая шляпа – это вообще теперь фирменный знак эпохи. Выглядит она, впрочем, довольно глупо, а то, что герой Харди при падении или ударе первым делом поправляет головной убор, превращает любую его стычку в комедию.

Кадр из сериала "Табу"

Кадр из сериала "Табу"

Сразу семеро актеров из состава «Табу» были задействованы в разное время в сериале «Игра престолов». Это Уна Чаплин, Джонатан Прайс, Роджер Эштон-Гриффитс, Марк Гатисс, Лусиан Мсамати, Тим Плестер и Никола Блейн

До уровня деревенского водевиля, кстати, «Табу» приземляет не только напыщенно нелепый Том Харди, Марк Гаттис в нелепом гриме откровенно дурачится, Уна Чаплин отчаянно переигрывает, Стивена Грэма и Тома Холландера будто затащили на площадку из другого проекта и заставили время от времени разбавлять уныние крепким словцом да сальной шуточкой. При этом всем опытный зритель и так заходится от смеха, глядя на без сучка и задоринки воплощающийся в реальность коварный план Дэлейни – таких комбинаций накручивать не умели ни Шерлок Холмс, ни Остап Бендер. Детский сад, безусловно, но кровавый и отчаянный.

И все же откровенно втаптывать в грязь «Табу» не хочется, хотя бы в ответ на старание авторов. Они и правда хотели сделать что-то мрачное, зловещее, мертвенно холодное и шамански мистическое. Вот только из этого не получилось ничего – под плащом и шляпой герой Харди голый. Не буквально, но очень близко к тому. И финальные кадры с отплывающим кораблем говорят только об одном – на земле у «Табу» ничего не получилось, теперь или в пираты, или на дно. Оба варианта одинаково печальны.

«Табу»: новый безумец Тома Харди в самом модном сериале сезона

Отцы и дети

Интересное начинается с титров, в которых в качестве создателей сериала фигурируют Том и Чипс Харди. «Чипс» – псевдоним писателя Эдварда Харди, отца Тома Харди.  Над сценарием они работали вместе – это особенно любопытно в свете того, что в завязке сюжета «Табу» также лежат сыновье-отцовские взаимоотношения. «Когда я пришел к отцу со своей идеей, я думал, что он скажет что-то вроде «Ну, окей, сынок, отлично. Спасибо! А теперь ты не мог бы оставить меня одного, чтобы я все сделал?» ─ вспоминает младший Харди. – Но он набросал черновик и сказал, что не помешала бы доработка. И мы пошли к Стиву (Стивен Найт – британский кинематографист, знакомый с Томом Харди по работе над фильмом «Лок» и сериалом «Острые козырьки»). Кстати, это он перенес действие в 1814 год – Чипс писал про 1860-й». Творческую группу также пополнил скандинавский режиссерский дуэт: датчанин Кристоффер Нюхольм (1-4 серии) и финн Андрес Энгстрем (5-8 серии). Среди исполнительных продюсеров сериала числится и именитый Ридли Скотт («Марсианин», «Гладиатор», «Солдат Джейн», «Бегущий по лезвию»), но под этой строчкой подразумевается скорее участие в проекте его продюсерской компании Scott Free Productions (уже второй опыт сотрудничества с Томом Харди после картины «Номер 44»!), нежели самого Ридли.

Том и Эдвард «Чипс» Харди на премьере «Табу» в Лондоне (ноябрь, 2016 г.) Семья Харди на съемках «Табу» Том и Чипс Харди на фотосессии с британским звездным фотографом Грегом Уильямсом

Съемки «Табу» начались в январе 2015 года, и наделали немало шума. Дотошные папарацци подкараулили момент, когда Том Харди принимал ледяные ванны в водах озера в Эссексе нагишом. Подробный фотоотчет (а пикантное видео даже разместила на своей онлайн странице британская Dailymail) не замедлил себя ждать. Конечно, все «обнаженные» кадры были вырезаны при финальном монтаже, и в сериале герой Харди целомудренно прикрывается набедренной повязкой, но дело было сделано – о «Табу» заговорили. 

Во всех смыслах натурные съемки в Эссексе С дублером Люком Хэмптоном На примерке костюмов

Премьеру пришлось подождать – первый эпизод зрители смогли увидеть только 15 января 2017 года. В Великобритании, где телесериал показывает BBC, ее посмотрело 5 млн человек, а в США телеканал FX собрал у экранов почти 3,5 млн телезрителей – впечатляющие данные, благодаря которым многие уже сравнивают «Табу» с суперуспешным телесериалом прошлого сезона «Молодой Папа». 

Британские СМИ уже трубят о том, что сериал переоценили. Согласно инсайдерской информации, Том Харди потратил на «Табу» более 10 млн фунтов стерлингов (правда, не ясно ─ спонсорских или своих личных), из которых к настоящему моменту «отбить» удалось чуть более 8 млн. The Sun даже обратилась к «Джеймсу Делейни» с назиданием: «Ты можешь стоить сколько угодно, но 2 млн фунта стерлингов ─ приличные деньги, чтобы просто выбрасывать их на ветер». Мы предлагаем не лезть в чужие карманы, а просто посмотреть кино.

Сюжет сериала

В восемь эпизодов телесериала – пока только восемь, как хотелось бы Тому Харди («Конечно, я хочу продолжать! Считайте, что это была только интродукция») – укладывается небольшой отрезок жизни главного персонажа Джеймса Кезайи Делейни. Отсутствовавший более десяти лет, он неожиданно возвращается домой ─ поговаривают, что из Африки ─ с пустыми руками, но с карманами, набитыми алмазами, попадая аккурат на похороны отца и раздел имущества. Не смотря на то, что у Делейни есть сводная сестра, он, согласно завещанию, оказывается единственным наследником и владельцем стратегически важного сразу для двух государств, Великобритании и США, кусочка земли и залива Нутка в Северной Америке, близ острова Ванкувер. С его помощью он пытается возродить семейный корабельный бизнес и выторговать право на монопольную торговлю чаем с Китаем (а отказываясь расстаться с ним в пользу Ост-Индской компании и даже британского правительства ─ пусть и за вознаграждение ─ конечно, моментально наживает себе кучу врагов). 

Крупным планом

«Я знал, кто такой Джеймс Делейни еще много лет назад. Не было только истории для него», ─ хвастается младший Харди. Верится без особого труда – вжиться в роль ему удалось. Но потребовались ли для этого усилия? Очередной герой Тома недалеко ушел от его прежних экранных воплощений, и, признаться, наблюдать за этим новым-старым безумным типажом – одно удовольствие.

На съемках «Табу» (2016 год) Кадр из сериала «Табу» - Скажи мне, Джеймс, что было самым большим, что ты видел в Африке?
- Слон.
- А что было самым маленьким?
- Доброта в людях. («Табу», 1 эпизод)

Джеймс Делейни – эдакий собирательный образ полубандита-полуджентльмена. Он носит цилиндр и длинный плащ, полы которого романтично развеваются по ветру, передвигается по родным просторам исключительно на белом жеребце и прожигает всех недругов насквозь одним лишь взглядом. Но до денди лондонского ему, конечно, далеко: африканские скитания оставили свой след – в одиночестве Делейни любит сверкать голыми лодыжками, бормотать таинственные заклинания на непонятном языке, предаваться болезненным видениям-галлюцинациям. При этом от первобытности и какой-то безудержной дикости, которыми насыщен его характер, просто дух захватывает. 

«Делейни – сплав всего того фантастического и мифологического, чему нет места в реальной жизни. Он – ходячая метафора, соединение темного и светлого начал. Этот человек способен на абсолютное зло, но в то же время не лишен морально-этических принципов», ─ описывает Харди своего персонажа и одновременно поет хвалу персональному визажисту Одри Дойль за его воплощение на экране (кстати, визуальные образы всех его известных «безумцев» – Бэйна из «Темного рыцаря», Макса Ракатански из «Безумного Макса», Джона Фицджеральда из «Выжившего» – ее рук дело). 

Декорации

Добро пожаловать в довикторианский Лондон! Он, как и город Шерлока XXI века, таинственен и опасен, но вдобавок к этому – мрачен, грязен и зловонен. Даже самые завзятые аристократы здесь распространяют запах нечистот и щеголяют полусгнившими зубами. Но старинные улицы и мостовые, по которым дребезжат повозки, запряженные лошадьми, ладно цокающими копытами, и изысканные особняки все же ласкают взгляд, ведь выглядят дорого и богато. Правда, есть предположение, что картинка эта отчасти цифровая.

За компанию

Безусловно, герой в исполнении Тома Харди ─ тот, на ком мы концентрируем максимальный фокус внимания в течение отпущенного серии экранного времени (это, кстати, 59 минут). Но есть еще как минимум 6 человек, без которых это тв-шоу не смогло бы состояться. 

Стюарт Стрэйндж (Джонотан Прайс)
Мистер Стрэйндж – главный противник Джеймса Делейни и главный же злодей (если выбирать из них двоих). Глава Ост-Индской компании готов на все, чтобы заполучить залив Нутка. Человек, привыкший получать все, что он хочет – как в Лондоне, так и за его пределами – причем, немедленно. Он умен и коварен, хороший стратег и всегда потрясающе информирован. Когда каждый из противников – то Стрэйндж, то Делейни – поочередно ошибаются, наблюдать за их противостоянием становится очень интересно. Прайс для нас – лицо знакомое. Мы помним его как по «Игре престолов» (Его Воробейшество), так и по «Пиратам Карибского моря» (в целом в аналогичном нынешней роли образе губернатора Уэзерби Суонна).

Брайс (Дэвид Хейман)
Слуга Джеймса Делейни, перешедший к нему «по наследству» от отца, и хранитель семейных тайн, его последний оплот преданности и доверия в этом мире. К сожалению, Брайс уже стар и не слишком-то ловок и вынослив, чтобы оказать своему господину посильную помощь в его рискованных замыслах, поэтому часто занят готовкой еды и моральным сопереживанием. 68-летний шотландец, сыгравший Брайса, нам более всего известен по фильму «Мальчик в полосатой пижаме».     

Зилфа Гири (Уна Чаплин)
Главный женский образ в сериале. Сводная младшая сестра Джеймса Делейни замужем и не слишком-то рада возвращению блудного брата. Лишь спустя какое-то время мы начинаем понимать, что не все так просто – родственные отношения с едва ощутимым намеком на инцест держат в напряжении. Испанку Уну Чаплин, прежде всего, помним по телесериалу «Игра престолов» (за работу над ролью Талисы Мэйгир она даже входила в число номинантов на Премию Гильдии киноактеров США), а у нее в копилке, между прочим, еще тот самый «новый» «Шерлок» и один из фильмов бондианы ─ «Квант милосердия».   

Уилтон (Лео Билл)
Один из подчиненных Стюарта Стрэйнджа – Уилтон – строит козни против Делейни по приказу босса. Образ туповатого английского прихвостня воплотил тот самый 36-летний рыжий британский живчик, который сыграл Хэмиша Эскота – несостоявшегося мужа Алисы в двух частях «Алисы» же («Алиса в стране чудес» и «Алиса в зазеркалье»). Кроме того, на счету Лео работа в сериалах «Доктор Кто» и «Борджиа», фильмах «Девушка с татуировкой дракона» и «Уильям Тернер».  

Марк Гэтисс, сыгравший брата Шерлока Холмса, Майкрофта Холмса в современной телеверсии приключений английского сыщика, в образе принца-регента (позднее ─ Георг IV), страдающего ожирением, запорами и сифилисом одновременно, совершенно неузнаваем. 

Франка Потенте (вспомнили Лолу из «Беги, Лола, беги!» Тома Тыквера? Это она!) тоже примерила на себя довольно оригинальную роль – куртизанки и «матери-настоятельницы» приюта для не самых благородных девиц Хельги. 

Фото: Getty Images, tomhardydotorg.tumblr.com, архивы пресс-служб

Том Харди в напряженном трейлере нового мини-сериала "Табу"

Сериалы
Дарья Боженова 17244


Пару часов назад в Сети появился трейлер нового мини-сериала "Табу" (Tabo), главную роль в котором исполняет знаменитый голливудский актер Том Харди. Номинант на премию "Оскар" предстает перед нами в образе татуированного искателя приключений Джеймса Кезиаха Делейни, построившего собственную корабельную империю в начале 19 века.


Смотрите на YouTube

Герой Харди - человек, который побывал на краю земли, а когда вернулся домой, понял, что все очень сильно изменилось. В родных краях люди считают, что он давно умер. Джеймс возвращается из Африки в Лондон в 1814 году, чтобы получить в наследство то, что осталось от судоходной имерии его отца. Он хочет жить по-старому. Но враги не дремлют! Многие хотят "урвать" себе часть в прошлом могучей корабельной империи. Джеймс вынужден скрываться, потому что ему вынесли смертный приговор.


Кадр из видео


Мини-сериал "Табу" - взрывоопасная история о любви и предательстве, которая выйдет на экраны уже в этом году.

Источник Just Jared

Фото Кадры из видео

Обнаженный Том Харди в трейлере мини-сериала "Табу"

Кино
Ольга Максимова 35915

Том Харди в сериале "Табу"

В сети появился трейлер первого сезона мини-сериала "Табу" (Taboo) с Томом Харди в главной роли. Новое телешоу, которое создатели обещают показать зрителям в начале следующего года на BBC One и телеканале FX, наделало много шума еще во время съемок. Помимо захватывающего сюжета, зрителей ждет яркое зрелище. Дело в том, что Том Харди в образе центрального персонажа в некоторых сценах снимался обнаженным.

На первых кадрах видео искатель приключений Джеймс Кезиах Делейни (Том Харди) пробирается через болото по пояс в воде. Камера фокусирует внимание на мускулах и татуировках сурового авантюриста с голым торсом.

Я знаю кое-что о смерти. Когда уезжал из Африки, считал себя сумасшедшим, – произносит герой Харди зловещим шепотом.

Сюжет сериала разворачивается в 1800-е годы. Джеймс Кезиах Делейни после десяти лет жизни в Африке возвращается в Англию и узнает о наследстве, оставленном ему отцом, который был убит. Главный герой строит собственную корабельную империю, мстит врагам и играет в опасную игру между двумя враждующими нациями: англичанами и представителями новых независимых Соединенных Штатов Америки.


Том Харди в кадре из сериала "Табу"

Источник Daily Mail

Фото Кадры из сериала

Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта — Wonderzine

Текст: Иван Чувиляев

На канале BBC начали показывать сериал «Табу» — спродюсированный Ридли Скоттом бенефис Тома Харди, в котором он разыгрывает драму идей. За сценарий отвечают Стивен Найт и отец актёра Эдвард Харди. Пока вышло всего две серии, но советуем подключаться к просмотру уже сейчас — рассказываем почему.

Российскому зрителю «Табу» будет сильно напоминать недавнего «Дуэлянта»: тот же роковой герой в центре сюжета, те же мистические силы за его спиной, тот же оккультизм вперемешку с эффектным стилем мегаполиса XIX века. Вот только из этих вводных складывается совсем другая картина — не просто исторический блокбастер, а противостояние миров. Тут всё куда глобальнее.

Романтический герой Харди, Джеймс Дилейни, много лет считался погибшим в кораблекрушении. На самом деле он всё это время жил в Африке, пока дома о его судьбе ходили самые невероятные слухи. Неожиданно он объявляется в Лондоне на похоронах своего отца — единственного человека, верившего, что сын выжил. Папа оставил Джеймсу в наследство остров Нутка — дохлую землю, не приносящую прибыли. Но даже за такое наследство разгорается война: его хочет получить и сводная сестра со своим мужем-карьеристом, и Ост-Индская компания, и объявившаяся вдова покойного. Каждый от клочка земли хочет получить свою выгоду. Каждый видит в далёком острове в Тихом океане реализацию своих фантазий и амбиций. Только для Дилейни-младшего Нутка — сильно больше, чем просто остров.

Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 1.

Над сериалом работала команда, от которой ничего, кроме хита, ждать не стоит. Сценарий написали автор «Острых козырьков» Стивен Найт и отец Харди, Эдвард по прозвищу Чипс. Продюсером и вовсе выступил Ридли Скотт. А за картинку отвечал оператор Марк Паттен, работавший с сыном Скотта, Люком, над эффектным ужастиком «Морган». Вместе семейства Харди и Скотт — коктейль Молотова и просто команда мечты. Актёрский состав — под стать. Сестру главного героя играет Уна Чаплин — внучка Чарли Чаплина и дочь Джеральдины. Главного злодея — Джонатан Прайс, почётный исполнитель ролей суровых функционеров в британском кино. Есть даже роль у немецкой дивы Франки Потенте (той, что «Беги, Лола, беги») — содержательницы борделя, тоже имеющей претензии к романтическому герою.

«Табу» наваливается на зрителя сразу всем весом. В колоде сериала нет ничего, кроме козырей: помимо убойной команды создателей, тут и англичанство, которое никогда не выйдет из моды; и авантюрность сюжета; и стильное сочетание колоритов — мрачного городского и совсем уж чёрного оккультистского. Паттен создаёт действительно мощную картину Британии, заваленной отбросами и населённой аутсайдерами, решает фильм как игру теней, череду пляшущих на стенах огней от каминов и свечей. Одним словом, «Табу» обречён по всем показателям стать важнейшим событием телесезона.

Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 2.Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 3.Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 4.Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 5.Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 6.Сериал «Табу»: Мистическая драма Тома Харди и Ридли Скотта. Изображение № 7.

Найт и Харди-старший сочинили первостатейный сценарий, замешанный на выразительном историческом контексте: англо-американских конфликтах, Ост-Индской и Вест-Индской компаниях. Залив Нутка и правда существовал, и из-за него собачились Испания и Британия, потому что это было единственное место для порта на Западном побережье. На руку и богатейшая историческая фактура: герои мнутся у порога современности, вот-вот начнётся новая эпоха в истории человечества — та, в которой мы живём. Старый мир отживает своё — и это выражается в функционерах, карьеристах и убогих чиновниках, служащих империи. Новый стучится в дверь — в виде исполина Харди, разряженного в нелепый цилиндр и пальто, расписанного татуировками и владеющего неведомыми древними языками.

«Табу» лепился как очередной британский сериальный хит, преемник «Аббатства Даунтон» и тех же «Козырьков». Разница одна, но ключевая: в «Даунтоне» не было очевидных звёзд, не считая краткого явления Пола Джаматти в роли американского дядюшки-чудака. В «Козырьках» был Киллиан Мёрфи, но там и без него хватало выразительных эффектов: на фоне внедрения в историческую фактуру современной музыки, закрученного сюжета и ярких характеров он смотрелся как часть гармонично сложенного единого целого. В «Табу» же есть Харди — и это его сольный выход, бенефис, растянутый на восемь серий. Какие бы красоты, чудеса и сюжетные повороты здесь ни ввинчивались, в центре всё равно будет он.

 

Харди всегда существовал на ролях чёрта из табакерки — будь то преступник Бронсон из фильма Рефна, обаятельный жулик из «Начала» Нолана или вовсе безликое зло из «Тёмного рыцаря». В «Табу» он развивает эту тему до нового уровня: уже не злодей, а проклятый романтический герой, лишённый принципов. Байроновский Чайльд-Гарольд, оба брата Мора из шиллеровских «Разбойников» и Чацкий в одном флаконе. Исполинская фигура бродит по тесным улочкам, офисам, пабам и борделям и везде выглядит слишком большой для этих пространств. Джеймс Дилейни — плоть от плоти Бронсона, такой же безумец, зверюга в мире инфузорий-туфелек. Только у Рефна он сидел в клетке и безумствовал в одиночку, а здесь его буйства поданы куда более ярко. Следить за отношениями видов — хищников и млекопитающих — куда интереснее. Мелкие крысы из Ост-Индской компании, сутяги и прочие диккенсообразные персонажи оказываются спарринг-партнёрами и для героя Харди, и для самого актёра: одного уложит на лопатки меткой фразочкой, другого — хлёстким ударом, третьего — харизмой.

Был бы «Табу» сработан менее мастерски и тонко, сериал можно было бы заподозрить в хардиевском самоутверждении. Но драматургически к нему не придерёшься. Конфликт сериала — не между героем и толпой, а между двумя мирами. Герою-дикарю противостоит косный старый мир, ориентированный на дубовый патриотизм, джентльменские соглашения и подковёрную возню. А сам он несёт с собой дух дивного нового времени: Америку, Африку, новые идеи, прямолинейность, грубоватость и неотёсанность. Это противостояние — всё-таки сильно больше, чем простая демонстрация актёрской харизмы. Главное, чтобы любовь зрителей к Харди не затмила все остальные выразительные средства и сильные стороны лучшего сериала сезона.

фотографии: BBC One

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о